Июл 2 2014

«Ода чаю» Ду Фу как источник по истории чайной культуры в раннесредневековом Китае

Приводится первый перевод на русский язык и исследование «Оды чая» поэта эпохи династии Западная Цзинь – Ду Юя, наиболее раннего из известных на сегодняшний день текста, специально посвященного чаю. Предпринимается попытка интерпретации содержания оды с учетом реалий современного автору китайского общества. Ода занимает крайне важное место в истории чайной культуры Китая и представляет большой интерес для исследователей не только чайной культуры, но и специалистов более широкого профиля.
2014_07_01_28_001
Эпоха правления династии Западная Цзинь (265–316 гг.) традиционно представляется периодом весьма неоднозначным: это время бунтарей и романтиков, экстравагантных увлечений и духовного поиска. Это время известно пристрастием образованной интеллигенции к алкоголю и психотропным наркотическим веществам – снадобьям яо. Вместе с тем именно на это время пришелся период зарождения и развития собственно китайской чайной культуры как выражения этоса китайского народа. Здесь уместно возразить, что сама китайская культура в это время переживала период глубинной трансформации, и задать вопрос, в какой же культурный контекст вписывалось чаепитие? Поиском ответа на этот вопрос, отчасти, и является настоящая статья, которая посвящена исследованию наиболее раннего из известных в истории чайной культуры и в истории литературы вообще текста, специально посвященного чаю – «Чуань фу» («Ода чаю») поэта и государственного деятеля Ду Юя (?–311). Читать далее…


Июл 1 2014

Призрак Дао: современная чайная культура Китая

Рассматривается современное состояние китайской чайной культуры в контексте новой парадигмы культурного строительства в КНР времен проведения политики реформ и открытости. Ставится вопрос о месте традиций в обществе, которое находится в процессе модернизации. Пробуждение интереса к чайной культуре в 80-е гг. ХХ в. сопровождалось обращением к некоторым традиционным ценностям китайского общества и их переосмыслением в новых условиях. Чайная культура рассматривалась как выражение этих традиционных ценностей, которые были не понятны жителям нового Китая и требовали интерпретации. Однако здесь неизбежно встает вопрос, как соотносится интерпретация с тем, что она интерпретирует.
2014_07_01_27_001
Процессы, захватившие китайское общество после окончания культурной революции и провозглашения политики реформ и открытости, представляют большой интерес для исследователей Китая во всем мире. Обсуждая возможность соединения китайского марксизма с традиционной китайской философией, Тан Ицзе сделал такое замечание: «Марксизм попал в Китай во время Движения 4 мая в 1919 году, и политически он соответствовал требованиям Китая того времени… Но марксизм не был интегрирован в китайскую философскую мысль. Наоборот, марксизм воспринял негативное отношение к китайской традиционной философии» [1. С. 175]. Тан Ицзе убежден, что необходимо достичь синтеза между марксисткой и традиционной китайской философией, потому что «только так традиционная китайская философия может развиться в современную китайскую культуру, которая сможет ассимилировать и западную, и марксистскую философию» [Там же]. Читать далее…


Июл 1 2014

Кудряшова А.В. Письменный памятник XVII века традиции японской чайной церемонии «Нампороку»

Трактат «Нампороку» («Записки Намбо») предположительно был написан в Японии в 80-х годах XVII века и на протяжении всего последующего времени являлся (и является до сих пор) основополагающим каноническим текстом, записанным, как полагают некоторые исследователи, со слов патриарха чайной церемонии Сэн-но Рикю (1522-1591) его учениками и последователями. До сих пор полный перевод «Нампороку» на какой-либо другой язык, включая русский, не осуществлялся. В самой Японии, однако, трактат хорошо известен в кругах специалистов по искусству «Тядо»; существует большое количество исследований, переводов на современный язык и комментариев этого известного памятника культуры.
2014_07_01_20_001
История написания и обретения трактата весьма загадочна. Не существует даже единой точки зрения на правильное толкование названия «Нампороку» (или «Намбороку»?). Исследователи до сих пор спорят, как правильно перевести название: «Записки Южного храма» или «Записки монаха Намбо»? Загадочное название трактата связано с его не менее загадочным появлением. По преданию некий чайный мастер Татибана Дзицудзан, совершая поездку из Киото в Осака по реке Ёдо-гава, решил на ночь остановиться на реке. Ночью к его кораблю пристала лодка, и незнакомый человек, назвавшийся уроженцем Киото, предложил ему посмотреть одну интересную книгу, которую он привёз с собой. Татибана прочитал и очень заинтересовался книгой, попросив владельца разрешить ему сделать копию. Разрешение было дано, и Татибана вручную переписал книгу. Это были первые пять свитков «Записок». Повествование в трактате велось от имени некоего монаха Намбо Сокэй, который был современником Рикю, то есть жил в конце XVI века. Читать далее…


Июл 1 2014

Япония XVI столетия. Чайный культ и чайная церемония

Смысл постепенных изменений, происходивших в японской культуре XVI века, с большой полнотой и убедительностью раскрывается на примере культа чая, с которым было связано развитие почти всех видов искусства — архитектуры, живописи, садов, прикладного искусства. Особенно существенно, что ритуал, обозначаемый термином тя-но-ю, переводимым на европейские языки как чайная церемония, был не только своеобразным синтезом искусств, но одной из форм секуляризации культуры, перехода от религиозных форм художественной деятельности к светским. Чайный культ интересен также с точки зрения перевода «чужого» в «свое», усвоения и внутренней переработки воспринятых извне идей, что было важнейшим свойством японской культуры на протяжении всей ее истории.
2014_07_01_19_002
38. Тогудо. 1486. Дзисёдзи, Киото

Определить точную видовую принадлежность чайной церемонии в системе искусств, пользуясь категориями европейского искусствознания, нелегко. Ей нет аналогий ни в одной художественной культуре Запада или Востока. Обыденная бытовая процедура питья чайного напитка была превращена здесь в особое канонизированное действо, разворачивавшееся во времени и происходившее в специально организованной среде. «Режиссура» ритуала строилась по законам художественной условности, близкой к театральной, архитектурное пространство аранжировалось с помощью пластических искусств, но при этом цели ритуала были не художественными, а религиозно-нравственными. Читать далее…


Июл 1 2014

Правила китайского чаепития

Изучая китайский чай, не надо забывать про ритуальную сторону вопроса. В этой небольшой заметке китайский автор упоминает основные ритуальные моменты в китайском чаепитии.
2014_07_01_02_001
Когда собираются вместе родственники или близкие друзья, то часто для того, чтобы поговорить и попить чаю. Такое здоровое общение развивает высокие моральные качества и формирует вкусы. Как говорят чайные специалисты, когда вы пьёте чай, надо серьёзно отнестись к ритуальной стороне вопроса. Чаепитием вы можете не только выразить почтение гостю, но и показать уровень воспитания своей личности. Гость также может определёнными действиями выразить благодарность хозяину. Читать далее…


Июн 28 2014

Китайская чайная культура в трактате «Дагуань чалунь»

Наша история о печальной и прекрасной судьбе императора Хуэйцзуна, — выдающегося чайного мастера и автора второй по значимости книги в китайской чайной культуре «Дагуань Чалун» (Суждения о чае в эпоху Дагуань) — начинается. Автор истории — Лика Лемешко.
2014_06_28_01_002

Когда-то Хуэйцзун — император
Судил состязания чая,
В высоких чертогах — палатах,
Все тонкости подмечая…

А в древних фуцзяневых чашах
Белела, сгущалася пена,
Входившему в чай, словно в море,
Скрывая лодыжки, колена.

Те чаши чернели утесом,
Скрывались в тумане молочном,
Покрытые илом и лессом,
Для риса — прекрасная почва!

Из риса сварен будет клейстер,
Который послужит для чая,
Растертый лиственный пепел
Скрепляя, соединяя.

Огонь сотворит свое дело,
Корзинка для пара сгодится,
И в чайнике гулком железном
Уже закипает водица.

Испив ароматную жидкость,
Доволен судья — император,
Сегодня с наставником чайным
Прощаться он будет как с братом.

Об императоре Хуэйцзуне

Хуэйцзун, носивший личное имя Чжао Цзи (1082-1135) был восьмым императором династии Северная Сун. Когда ему исполнилось 18 лет, он стал государем всего Китая, на него возлагались большие надежды, которым не суждено было сбыться. Внимая льстивым речам своих лукавых царедворцев, таких как Цай Цзинь и Тун Гуань, император предавался любимым занятиям — живописи, каллиграфии, музыке и чаепитию — полагая, что в стране всё хорошо. Тем временем всё было вовсе не так безоблачно, как полагал император, в стране процветала коррупция, вынуждавшая народ идти на бунт. В тексте исследования приведём несколько чайных историй, связанных с Хуэйцзуном, которые дополняют его портрет императора-романтика, который жил в мире своих прекрасных иллюзий. Читать далее…


Июн 19 2014

Русская культура чаепития

Выставка об истории чайного бизнеса в России открылась во Всероссийском музее декоративно-прикладного искусства.
2014_06_19_02_001
Один из залов особняка на Божедомке заиграл сегодня бликами от круглых и бодрых начищенных кувшинов (это часть, где кипятится вода) самых разнообразных самоваров. Рядом – богато убранные чайные столы, делят пространство рекламные щиты когда-то элитарного напитка, Кустодиевская «Купчиха за чаем» и другие репродукции посвященных чаепитию картин чередуются на экране. Читать далее…


Июн 18 2014

«Дагуань чалунь». Суждение о чае периода правления Дагуань

Изначально «Дагуань чалунь» назывался просто «Чалунь» (Суждения о чае), так как автор – сунский Хуэйцзун во вступлении к книге пишет: «Это произведение из 20 глав называется «Чалунь»» . Произведение было написано Хуэйцзуном в период правления Дагуань (1107-1115 г.г.), поэтому составитель сборника «Пригородные рассказы» (шофу, 说郛 ), в котором оно было впервые напечатано, минский Тао Цзунъи (陶宗仪 ) назвал его «Дагуань чалунь» .
2014_06_18_01_001
Впоследствии это название прижилось и осталось в веках. Южно-сунский Чжао Гунъу (晁公武 ) упоминает его в своих «Записях канцелярии начальника области» (Цзуньчжай душу чжи, 郡斋读书志 )под названием «Чайные Суждения Императора Сун» (Шэнсун чалунь, 圣宋茶论 ) . Споры о настоящем названии книги ведутся по сей день. Некоторые исследователи высказывают сомнения в авторстве книги и считают её подделкой, поскольку в библиографическом разделе «Истории династии Сун» (Сунши Ивэнь Чжи, 宋史•艺文志 ) запись о ней отсутствует, также как в историческом источнике «Сыку Цюаньшу» (四库全书 ) и в минском сборнике «Полное собрание книг о чае» (Чашу Цюаньцзи, 茶书全集 ) . Сомнения в авторстве «Дагуань Чалунь» выссказывает и американский исследователь Эган. Он называет трактат «инструкцией по чаю» и считает, что текст был написан не самим императором, но кем-то из его дворца, хорошо знакомым с концепцией чаепития, практиковавшийся при дворе. По словам Эгана, наличествуют ранние свидетельства о существовании такой «инструкции» авторства Хуэйцзуна, и, хотя названия варьировались, сам текст убедительно свидетельствовал о происхождении из императорской среды . Однако, воспользовавшись китайскими источниками того же периода, можно удостоверится в подлинности «Дагуань чалуня». Например, в «Записях о поднесении чая из Бэйваня императору Сюаньхэ» Сюн Фаня есть фраза: «В начале правления Дагуань сам (император) написал «Чайные суждения» из 20 глав…» . Читать далее…


Июн 16 2014

Чаочжоуская чайная церемония (мифы и реальность)

Меня часто спрашивают, а что такое Чаочжоуская чайная церемония? Вот что я знаю:
Чаочжоу — столица провинции Гуандун, где делают чай ФХДЦ (Фэн Хуан Дань Цун). Суть церемонии: засыпается почти целый чайник старого ФХДЦ, заваривают и пьют этот очень крепкий чай всего 3 маленькие чашечки!
2014_06_16_01_013
Моё знакомство с чаем по-Чаочжоуски началось, когда я работал в саду Эрмитаж в Клубе Чайной Культуры, но пили мы большими чашками и много…

В далёком 2002 году, в руки работников чайной Эрмитажа попал текст , переведённый Костей Агеевым (приводимый ниже), и мы, обычно уставшие от напряжённой смены, садились в 23 часа (когда переставали впускать новых гостей) за большой стол-корень в малом зале и устраивали себе час расслабления — пили «чай по-Чаочжоуски». Просто накладывали полный чайник старого У И Шуйсяня и долго пили. Воздействие на состояние было сильное — смеялись, болтали, придумывали разное-нереальное. Потом «чай по-Чаочжоуски» стало словом нарицательным, говорящим о питье очень крепкого чая, и в принципе уже не имело отношения к церемонии. Читать далее…


Июн 15 2014

Записки о питии чая и поддержании жизни («Кисса ёдзё ки»)

Составил Учитель заповедей ЭЙСАЙ, посетивший Тан
перевод А.Н. Игнатовича
книга «Чайное Действо» издательство ЗАО «Стилсервис»

2014_06_15_02_001
Введение
Чай – лекарство святых, поддерживающее жизнь в конце мира, чудесное cредство, продлевающее жизнь человека. Его (т. е. чай. – А. И.) рождают горы и долины. Земля [, в которой растет чай, – это земля] богов и духов. Человек потребляет его, и жизнь этого человека про длевается. В [стране] Небесного Бамбука и Танской земле его (т. е. чай. – А. И.) глубоко почитают. В нашей стране Японии издавна имели любовь к нему. С древности в нашей стране, как и в других странах, почитали его. Можно ли теперь отказываться [от этого почитания]! Тем более, что чай – чудесное лекарство, поддерживающее здоровье в конце мира. [Этого] нельзя не принимать во внимание. В начале кальпы четыре великих [первоначала тела] человека [[земля – мясо и кости, вода – кровь, огонь – теплота [тела], ветер – движение и сила]] были такими же сильными, как у тел богов. Когда наступает конец мира, мясо и кости человека становятся слабыми, как гнилое дерево! Иглы и прижигание [моксой] причиняют боль, лечение на горячих источниках также не дает пользы, и те, кто любит эти способы лечения, постепенно слабеют, постепенно увядают. Нельзя этого не бояться! Читать далее…