История чайного Уишаня. Часть 2. Династия Тан

Часть 1. Династия Хань
Часть 2. Династия Тан
Часть 3. Династия Сун
Часть 4. Династия Юань
Часть 5. Династия Мин
Часть 6. Династия Цин и улуны (1)
Часть 6. Династия Цин и улуны (2)

Продолжаю публиковать переводы из «Чайного канона У И» «武夷茶经» под редакцией Сяо Тяньси (萧天喜), посвящённые чайной истории этого региона.
2015_10_18_03_001
Глава 2 В танскую эпоху появился ряд текстов с упоминанием чая из У И.
В Танскую эпоху горы У И уже стали хорошо известны китайскому народу. В 748-м году, на седьмой год правления танского Сюань-цзуна под девизом Тянь Бао император послал своего дэншилана Янь Ханчжи явиться в эти края и возвестить то, что Уишаню пожалован титул «Знаменитые горы и великие реки», а также довести до общего сведения приказ о запрете на заготовку там дров и рубку лесов. Впоследствии высочайшим указом в Уишане был основан храм Тяньбао (предшественник нынешнего Дворца У И).
2015_10_18_03_002
В моей огромной коллекции фотографий, к сожалению, не нашлось ни одной фотки главного здания дворца У И без чьего-либо физиономии. Поэтому увековечю себя с сыном.

Примерно в 850-м году Уишань был включён в список 36 даосских Эдэмов как «Поднимающий истинное начало творения 16-й земной рай». Примерно в те же времена тут стали появляться буддийские общины и монастыри, и с даосами они сосуществовали в мире и согласии. Поэтому репутация Уишаня росла день ото дня, и регион не только добился пристального внимания императорского окружения, но и мало-помалу привлёк сюда образованных людей, монахов всех учений для путешествий и самосовершенствования. В книге «Исторический очерк о Фуцзяни», написанной Линь Сянжуем и Лю Цзуби, читаем следующие строки: «В танские времена характерной продукцией провинции были чай из горных районов и соль с приморских территорий». Естественно уишаньские чаи так же входили в этот список, благодаря чему они смогли распространиться и стать широко известными по всей стране. В классической танской литературе выделяют два наиболее ярких примера описания уишаньского чая.
2015_10_18_03_003
16-е Пещерные Небеса, что означает 16-й Небесный Рай.

Первый — это труд танского автора Сунь Цяо “Книга о дарении чая Цзяо Синбу” (《送茶与焦刑部书》, опубликован в альманахе сунского Тао Гу «Цин И Лу», второй том, раздел о чае), в котором описан факт дарения уишаньского чая высокопоставленному лицу. Автор был сверхштатным помощником (юаньвайланом) чиновника в ведомстве территорий и контролировал вопросы картографии и границы государства. Оказавшись в южных краях и посетив Уишань, он отведал местного чаю и глубоко прочувствовал его высокое качество и драгоценность, поэтому с почтением преподнёс его дорогому начальнику Цзяо Синбу (исторические хроники утверждают, что это дарение случилось в 10-е годы 9-го века) и дополнил подарок кратким текстом следующего содержания.
2015_10_18_03_004
Сунь Цяо (???-~867)

«15 человек отправлялись прислуживать Вань Гань Хоу в уединенный кабинет. Эти ученики каждый раз просили Лея (бога грома, в некоторых текстах вместо «просили» употребляется «воспользовались», но это систематическая ошибка) и собирали, поклонялись воде и приходили в гармонию. Цзяньян является родиной «красных гор и изумрудных вод» (丹山碧水), и оттуда идет этот продукт лунных долин и облачных ниш, причем весьма недешевый!» Прекрасно разбираясь в литературе, Сунь Цяо здесь персонифицировал уишаньский чай в образе благородного Вань Гань Хоу, то есть Господина Поздняя Сладость.
2015_10_18_03_005
Вань Гань Хоу, или Господин Поздняя Сладость, или 晚甘侯 — самое раннее название уишаньского чая.

Плотный вкус и сладкое послевкусие уишаньского чая Сунь Цяо сравнил с честным чиновником, сохранившим в старости свою целостность и благородство. Сбор и обработку весеннего чая он аллегоризировал смешением мифов о просьбах к богу грома о сборе трав и поклонениях небесным водам. Уишаньские пики и скалы, на которых произрастает чай, он охарактеризовал метафорой «лунные долины и облачные ниши». Образ «бирюзовые воды, киноварные горы» принадлежит перу знаменитиго литератора эпохи Южная Ци Цзян Аня (444-502). Когда он состоял в должности начальника уезда Усин (ныне — фуцзяньский уезд Пучэн к востоку от Уишаня), то после посещения Уишаня написал поэтические строки, прославив этот край таким эпитетом, который был унаследован последующими поколениями и стал метафорой уишаньского пейзажа.
2015_10_18_03_006
Бирюзовые воды — киноварные скалы

У Сунь Цяо эти уишные киноварные горы и бирюзовые воды относятся к Цзяньяну, поскольку в те времена Уишань ещё не образовал уезда и административно принадлежал к территории уезда Цзяньян. Таким образом, Вань Гань Хоу — это самое раннее антропоморфическое наименование уишаньского чая, на которое ссылаются все исследователи и комментаторы. Некогда занимавший пост шилана в военном министерстве и министерстве чинов, а также посты шаншу в военном министерстве, министерстве наказаний и ведомстве по учёту населения и сбору налогов, признанный обитатель литературного Олимпа Тао Гу (903-970) включил текст Сунь Цяо в своё сочинение «Цин И Лу» в раздел, посвящённый чаю. Цинский автор Цзян Хэн также описал этот чайный образ в своём «Сказании о Вань Гань Хоу». На основании различных записей можно отметить, что знаменитый уишаньский чай, посаженный в танские времена, последующие поколения прославили под именем «Чжэн Тан Мэй» (正唐梅, Настоящая танская слива), которое до сих пор используется для обозначения одного из утёсных минцунов (знаменитых кустов).

Второй наиболее значимый пример танских текстов об уишаньском чае — это сочинение Сюй Иня «Благодарим министра, делая для него чай восковых пластинок» (《谢尚书做蜡面茶》, по другой версии «Одариваем министра восковыми пластинками», 《尚书惠蜡面茶》, входит в «Полную антологию танских стихов», свиток 780). Это самое раннее стихотворение о чае в Уишане, с момента его написания уже прошло больше 1100 лет.
2015_10_18_03_007
Сюй Инь

Годы рождения и смерти Сюй Иня неизвестны, его второе имя — Чжаомэн, являлся жителем фуцзяньского Путяня, в годы с девизом правления Цяньнин (894-897) поднялся до ранга цзиньши (высшая учёная степень в системе чиновничьих экзаменов кэцзюй), трудился в провинциальном ведомстве корректором документов. Одно время являлся помощником Ван Шэньчжи, правителя государства Минь, но из-за того, что некогда начальник принял его чересчур небрежно, хлопнул дверью и удалился на покой, уйдя с госслужбы. Является автором двух сборников «Выманиваю дракона на скалу рыбаков» и других текстов. В чайном стихотворении заключены следующие строки: «В У И в начале теплого весеннего месяца собирают свежие почки и подносят их небожителям. Летящие сороки запечатывают аромат восковыми пластинками, вдоль ручья с кричащими обезьянами плывет магнолиевая лодка. В золотой бороздке размалывают осколки аромата, над ледяной пиалой вьются изумрудные струйки пара. Получатель подарка с благодарностью принимает самое разное, в вечернем котле стоит вскипятить воду из источника на Северных горах» (武夷春暖月初圆,采摘新芽献地仙。飞鹊印成香蜡片,啼猿溪走木兰船。金槽和碾沉香末,冰碗轻涵翠缕烟。分赠恩深知最异,晚铛宜煮北山泉。).
2015_10_18_03_008
Виды утёса Тяньсинь с верхнего яруса новой безымянной пагоды.

Это стихотворение описывает сразу несколько процессов, происходивших вокруг чая в танском Китае: время сбора и обработки уишного чая, ритуалы жертвоприношения, изготовление чая, его транспортировку, варку и питьё, а также чувство благодарности со стороны получателя подарка. Оно стало самым ранним чайным стихотворным произведением, написанным в Фуцзяни, и для последующих исследований истории танского чая сыграло очень важную роль.

В танское время главным образом производили комковой чай, этот способ будет описан впоследствии.

Династия Тан в чайной истории ассоциируется прежде всего с признанным подавляющим большинством чайных специалистов и учёных прошлого в качестве чайного святого, великий Лу Юй (733-804). Считается, что он при этом ни разу в жизни не добрался до Уишаня. Аргументом в пользу этого служит тот факт, что в своём «Чайном Каноне» автор не привёл критического разбора чаёв из Фучжоу и Цзяньчжоу (к которому относился в те годы Уишань), а лишь отметил: « Южнее хребтов [чай] произрастает в Фучжоу, Цзяньчжоу, Шаочжоу и Сянчжоу».
2015_10_18_03_009
Чайный поэт, философ и художник Лу Юй (скульптура из Музея Чая, г.Ханчжоу)

Также в Каноне записано: «В 11 областях, включая Фу, Цзянь, Шао и Сян мы подробно не разобрались, однако часто получали чай оттуда, и их вкус превосходен». Ввиду этого и появилось утверждение о том, что Лу Юй никогда не бывал в Уишане. Однако сунский Чжан Цзюньфан, уроженец хубейского Луаня, дослужившийся до помощника министра, в 1019-м году получил указание изучить даосские трактаты и написать обобщённое сочинение “Семь бирок из облачной кладовой” (“Юньцзи Цицянь”, 《云笈七签》). В 96-м свитке он записал “Отрывок из напевов о человеческой скорби и их порядок” . Там мы находим следующий пассаж: «Светило литературы Лу Хунцзянь (а это второе имя Лу Юя) в «Записках об Уишани» написал: «Это земля, управляемая также Уисским Бессмертным. По преданию каждый год в пятнадцатый день восьмой луны (праздник середины осени) на горах Уи происходит большой сход сельчан, устанавливаются шатры, строятся радужные мосты, со всех окрестных гор приходят крестьяне…»» Полный текст содержит более 400 иероглифов, сказки приходятся всем по вкусу, а мелодичные модуляции жанров цы и цюй оставляют многих равнодушными.
2015_10_18_03_010
Уишаньская скульптура Лу Юя изображает его наиболее пожилым, что намекает на посещение Уишаня автором «Чайного Канона» в существенно преклонном возрасте.

Поэтому делается вывод, что Лу Юй добирался до Уишани, но почему всё-таки в его «Каноне» не оцениваются чаи из Цзяньчжоу и У И? На основании исследований хронологии жизни Лу Юя и других документов касаемо его жизни выясняется, что уже после публикации «Чайного канона» (издан в 780-м году), он переселился в Синчжоу (ныне — город Шанжао провинции Цзянси, откуда до Уишаня рукой подать) и жил в монастыре Гуанцзяо. Именно оттуда он делал вылазки в Уишань и написал вышепроцитированные строки. Поэтому в тексте Канона невозможно найти комментарии и оценку цзяньчжоусским и уишным чаям. Подробнее об этом можно прочитать в статье Хуан Сяньгэна «Некогда Лу Юй добрался до Уишаня», опубликованной в журнале «Аграрная археология» за четвёртый квартал 2002-го года.

В следующей главе я поведаю вам о первом периоде чайного расцвета Уишаня — эпохе династии Сун.

Сергей Кошеверов
11 октября 2015 г.
Источник: https://www.facebook.com/kosheverov


Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Обсуждение закрыто.