Русское предпринимательство: чаеторговцы Перловы

Образ русского предпринимателя часто оставался в тени культурных интересов и современников, и потомков. И сегодня нередко можно слышать, что русским не свойственна деловая жилка. Так ли это? Не является ли данное утверждение очередным мифом о русских?
2013_10_15_06_001
Во второй половине XIX — начале XX века центром экономической жизни Российской империи являлась Москва. Именно московская буржуазия, имеющая за плечами опыт двух, трех, а то и четырех поколений предков-коммерсантов, задавала тон деятельности всего русского купечества. У ее представителей перенимали новейшие идеи, на них равнялись, им завидовали. Подсмеивались над соперничеством, которое вели между собою представители разных ветвей одного рода. А оно отнюдь не было редкостью! Особо острым было соперничество двух ветвей текстильной династии Морозовых — Тимофеевичей и Викуловичей. Они старались превзойти друг друга и в способах управления мануфактурным производством, и в обеспечении хороших бытовых условий для своих рабочих. Соревновались между собою за первенство и члены двух ветвей рода Перловых.

Династия московских чаеторговцев Перловых восходит к 1700 году, когда в Москве появился на свет основатель рода — Иван Михайлов сын (1700-1759), еще не носивший фамилию Перлов. В материалах первой ревизии (1725) он числился тяглецом Сретенской сотни, имевшим собственные торги, а в 1752 году упоминался в исповедной ведомости церкви Алексия Митрополита в Рогожской слободе как московский купец. Правда, к торговле чаем Иван Михайлович не имел никакого отношения, но именно он накопил капитал, который впоследствии так удачно пустили в дело его потомки.
2013_10_15_06_002
Сын Ивана Михайловича, Алексей Иванович (1751-1813), в 1787 году начал в Москве розничную торговлю чаем. А в 1807 году распоряжением Сената ему было позволено принять фамильное прозвище «Перлов» в качестве официальной фамилии. Прозвище происходило от слова «перл» — жемчуг. Согласно семейной легенде Перловых, в древности вода в реке Яузе была достаточно чиста, и в районе Алексеевской слободы, где проживал Иван Михайлович, можно было выловить раковины с жемчугом. Возможно, предки Перловых занимались таким ремеслом, как добыча и переработка жемчуга.

Дела А. И. Перлова шли успешно. По объявленному капиталу — пять тысяч 20 рублей — купец состоял во второй гильдии. Это давало ему право оптовой и розничной торговли по всей России. Именно Алексей Иванович сделал первые шаги в области популяризации чая в среде городских «обывателей». В этом непростом предприятии энергичному и смекалистому торговцу удалось добиться немалых успехов. А. И. Перлов стал продавать чай только в розницу, к тому же — по более низкой цене, чем конкуренты. Снизить цены ему позволил отказ от услуг посредников: купец открыл в забайкальской Кяхте собственную контору по закупке чая и сахара у китайцев. По тем временам это был смелый, небывало рискованный шаг! Но уже вскоре он полностью себя оправдал, принеся Александру Ивановичу хорошую прибыль и добрую репутацию.

Семейное дело Алексей Иванович передал своим сыновьям. По деловым качествам один из них, Василий Алексеевич Перлов, выделялся среди прочих. Вместе с братьями он открывал все новые лавки, продолжая завоевывать столичные и провинциальные рынки. В 1823 году в Москве было открыто сразу несколько фирменных магазинов Перловых, первый из них — на Ильинке. В 1830 году Василий Перлов перешел в первую, высшую, купеческую гильдию. Это дало ему возможность вести оптовую торговлю не только по России, но и за границей. А в 1836 году он вместе с братом Иваном был удостоен звания потомственного почетного гражданина.

К середине XIX века Перловы стали весьма крупными коммерсантами. Им принадлежало множество магазинов и в Москве, и за ее пределами. Но конкуренция в области чайной торговли была высока. С одной стороны, В. А. Перлов привлекал покупателя в свои магазины более низкой, чем у других чаеторговцев, ценой. С другой стороны, он никогда не экономил на качестве. Напротив, тот, кто покупал чай в перловском магазине, мог быть уверен: он приобрел товар высокого качества! В. А. Перлов использовал прием одного из наиболее крупных конкурентов, чаеторговца А. С. Губкина — нормировку чая, то есть его продажу только по сортам, когда для каждого сорта была установлена своя цена. Таким образом, потребитель уже больше не покупал кота в мешке, точно зная, за какой товар он отдает деньги.

В 1860 году Василий Алексеевич открыл под своим именем фирму — Товарищество чайной торговли «Василий Перлов с сыновьями». Фирма принесла семейству не только российскую, но и европейскую известность: сыновья Василия Алексеевича, Семен и Сергей Перловы, развивая дело отца, открыли магазины торгового дома в Вене, Берлине, Париже и Варшаве. Среди российских фирм, торгующих чаем и сопутствующими товарами в Европе, товарищество Перловых занимало лидирующие позиции. Одна из причин его популярности в том, что в качестве основного метода доставки чая из Китая Перловы использовали сухопутный метод. Это позволяло сохранить все ароматические и вкусовые свойства чайного листа. Другой, гораздо более распространенный метод доставки чая — перевозка морским путем был плох тем, что большая часть полезных свойств продукта утрачивалась. Из России в Европу Перловы доставляли чай через территорию Царства Польского, где было открыто несколько магазинов фирмы «Василий Перлов с сыновьями».
2013_10_15_06_003
Важнейшей заслугой династии Перловых было превращение столь дорогого и «аристократического» напитка, как чай, не просто в продукт массового потребления, а в национальный напиток, в своего рода символ традиционной бытовой культуры. Более того, именно в XIX веке чай был намеренно противопоставлен водке. Это произошло благодаря усилиям крупнейших чаеторговцев и при деятельной поддержке властей.

После смерти Василия Алексеевича Перлова (1869) семейная фирма перешла к его сыновьям, купцам первой гильдии Семену (1821-1879) и Сергею (около 1835-1811). Она просуществовала под названием «Товарищество чайной торговли «Василий Перлов с сыновьями Семеном и Сергеем» до 1891 года. В 1887 году состоялось важнейшее в истории рода событие — Перловы были пожалованы в потомственное дворянское достоинство. Это была высшая награда для всего семейства. Потомственное дворянство чаеторговцы получили с формулировкой: «Во внимание к столетней деятельности рода Перловых на поприще торговли и в воздаяние их заслуг». В знак перехода из купечества в дворянство Перловы получили фамильный герб: на лазоревом фоне помещались чайный куст, шесть крупных жемчужин и девиз: «Честь в труде». Кроме того, династии было присвоено звание поставщиков императорского двора. Оно дало Перловым право помещать на фирменных этикетках изображение государственного герба. Немногие купеческие фамилии удостаивались такой чести!

В 1879 году умер старший из братьев, Семен Васильевич. Его доля в семейном предприятии перешла к сыновьям — Василию, Ивану и Николаю. А через два года, в 1891-м, Сергей Васильевич вышел из состава фирмы. Тогда же появилась на свет его собственная фирма — «Товарищество чайной торговли «Сергей Васильевич Перлов и Ко».

После раздела за представителями старшей ветви рода, Василием, Иваном и Николаем Семеновичами, осталось не только название дедовской фирмы, но и оставшийся после деда дом на 1-й Мещанской улице, 5, в стенах которого располагалась чаеразвесочная фабрика. Фирма «Василий Перлов с сыновьями» вела активную торговлю как по России, так и на территории Европы.

В отличие от них, фирма Сергея Перлова занималась главным образом внутренней торговлей. Отделения Товарищества «Сергей Васильевич Перлов и Ко» были разбросаны по различным городам Российской империи (к 1915 году их насчитывалось более сорока); только на главных улицах Москвы располагалось до десятка магазинов. Основная часть паев принадлежала самому С. В. Перлову, его жене Анне Яковлевне (урожденной Прохоровой), трем дочерям и зятьям. Главный офис фирмы располагался в доме на Мясницкой, 19 — теперь здесь находится известный всем москвичам магазин «Чай-кофе». В этом же доме находилась чаеразвесочная фабрика. С 1891 года обе перловские фирмы существовали параллельно, рассматривая друг друга в качестве конкурентов.
2015_11_26_04_002
Основной ареной, в которой проявлялось соперничество двух ветвей одной династии, являлась, конечно, торговля. Вернее — рынок колониальных товаров. По словам исследователя В. Б. Исхакова, главы фирм сделали ставку на разные категории потребителей. Сыновья Семена Васильевича рассчитывали на массового покупателя, продавая чай в бумажных или картонных упаковках. В отличие от племянников, Сергей Васильевич Перлов держал марку за счет состоятельной части городского населения: гильдейского купечества и аристократии. В его магазинах впервые стали продавать чай в красиво оформленных жестяных баночках с надписями, сообщающими о пользе чайного напитка. Для наиболее состоятельных покупателей выпускались хрустальные чайницы. Ставка на зажиточные слои общества выручила Сергея Васильевича в начале XX века, когда фирма «В. Перлов с сыновьями» переживала продолжительный кризис, закончившийся лишь к 1917 году. Но соперничество двух ветвей династии выходило далеко за пределы собственно торговой сферы, затрагивая и другие области жизни.

Сергей Васильевич Перлов получил лишь домашнее образование, представлявшее собой суммированный жизненный и деловой опыт их дедов и отцов. Тем не менее, купец на протяжении всей жизни ощущал искреннюю тягу к культуре. Он коллекционировал китайскую живопись и фарфор, являлся членом Московского художественно-фотографического общества, но главное — в его доме на Мясницкой имелся собственный театр. Это был один из наиболее ранних любительских театров, возникших по инициативе коммерсанта. Судя по дневнику купеческой дочери В. А. Хлудовой (в замужестве — Морозовой, крупной меценатки), перловский театр существовал уже в 1861 году, т. е. за полтора десятилетия до того, как в купеческой среде распространилась мода на частные театры. На его сцене выступали артисты-любители, а также устраивались музыкальные вечера: Сергей Васильевич очень любил музыку, как светскую (особенно произведения П. И. Чайковского), так и церковную.

Племянники Сергея Васильевича также стремились проявить себя в культурной сфере. Впрочем, им далеко не всегда удавалось достичь сколько-нибудь высокого уровня. Так, Николай Семенович, как и его дядя, занимался коллекционированием. Купец П. И. Щукин отмечал, что тот был завсегдатаем рынка у Сухаревой башни, «…где покупал всевозможные вещи, старые и новые». Другой купец, Сергей Александрович Попов, оценивал страсть Н. С. Перлова к собирательству с нескрываемой иронией: «Это был… одетый по-европейски кавалер, по-видимому, малокультурный, любивший как будто коллекционировать, а попросту он постоянно посещал Сухаревский рынок и покупал всякую дрянь. У него до того доходила страсть отправляться в воскресенье «на Сухаревку», что он даже летом из Перловки считал долгом каждое воскресенье ездить туда».

Перловка — дачный поселок по Ярославской железной дороге, принадлежавший племянникам Сергея Васильевича, к началу 1880-х годов считался одним из самых модных дачных мест. Сюда каждое лето съезжались богатые коммерсанты со своими семьями. В русле охватившей купеческий мир «театральной моды», здесь был устроен летний театр для отдыхающих. По словам С. А. Попова, «в 1882 году театр… представлял собою здание, с боков открытое, с деревянным полом и небольшой сценой. Дачники-любители ставили там спектакли и устраивали танцевальные вечера». Позднее братья Перловы стали приглашать профессиональных артистов. Как бы то ни было, в культурной сфере Сергей Васильевич ненамного обогнал своих племянников: коллекции в доме на Мясницкой включали множество ценных экспонатов, зато его «театральная» деятельность так и не поднялась над уровнем любительских спектаклей.

В 1896 году соперничество двух ветвей семейства, двух фирм предельно обострилось. Москва готовилась к коронации будущего императора Николая II. Ожидали приезда множества почетных гостей, в том числе чрезвычайного посла и канцлера Китайской империи Ли-Хунь-Чжана. Целью визита китайского сановника было подписание союзного оборонительного договора между Китаем и Россией. Кроме того, министр финансов С. Ю. Витте провел с Ли-Хун-Чжаном успешные переговоры, добившись согласия Китая на сооружение в Маньчжурии Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Что касается чаеторговцев, то для них приезд китайского посла таил в себе возможность заключения новых выгодных контрактов на поставки чая из Китая. Поэтому каждый стремился принять посла в своем доме.

Сергею Васильевичу Перлову пришла в голову оригинальная мысль: переделать фасад принадлежавшего ему здания на Мясницкой улице в традиционном китайском стиле. Для осуществления этой затеи коммерсант пригласил известного архитектора Карла Гиппиуса, который блестяще справился с поставленной перед ним задачей, украсив фасад драконами, змеями и китайскими фонариками. Общий эффект был дополнен восточным оформлением магазинного интерьера. В результате переделок дом стал напоминать китайскую пагоду. Сыновья же Семена Васильевича подошли к делу значительно проще. Они не стали перестраивать дом, где размещалась их контора, лишь украсили здание в китайском стиле. На стенах развесили шелковые панно с китайскими надписями и красные бумажные фонарики, расставили по всему дому китайские растения.

В итоге приезжий сановник остановился в доме на 1-й Мещанской, у представителей старшей ветви Перловых. Гостя встретили по русской традиции — хлебом-солью, поднесли ему в дар серебряное блюдо с гравюрой дома Василия Перлова и фигурную солонку. Таким образом, формально победа осталась за «Семеновичами». Зато «чайный домик» Сергея Перлова украшает Москву и в наши дни, привлекая покупателей ярким, необычным обликом. Но на этом соперничество между представителями двух ветвей одного рода не окончилось.

В 1895-1897 годах Иван и Николай Семеновичи возвели в Перловке деревянный храм Донской иконы Божией Матери с колокольней. Храм был освящен 6 мая 1897-го, в день рождения Николая II, о чем было немедленно сообщено императору. В те же 1890-е годы Сергей Васильевич совершил гораздо более масштабное благое деяние, о котором, впрочем, не спешил распространяться — добрый христианин С. В. Перлов точно следовал заповеди: «Когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне» (Мф. 6:3). Но прежде, чем достичь этой высоты, Сергей Васильевич прошел долгую дорогу.

Судя по дошедшим до наших дней документам, благотворительная деятельность С. В. Перлова велика и разнообразна. В 1870-1877 годах он состоял агентом Московского комитета о просящих милостыни, то есть занимался приисканием рабочих мест для нищих и неимущих. По-видимому, эта должность в наибольшей мере отвечала отличительной черте характера С. В. Перлова — его уважению к труду, как своему, так и чужому. Перлов всегда старался помогать окружающим, если это было в его силах, но людей праздных не любил. Везде, где мог — в своих имениях, в торговых домах, а позже и в Шамордино — Перлов старался пристроить к делу как можно больше народа, иногда даже специально придумывая особые «общественные» работы. Сергея Васильевича часто попрекали тем, что он набирает рабочих больше, чем требуется для дела. В разговоре с людьми посторонними он отшучивался, а на попреки близких отвечал: «Как вы не хотите понять, что я стараюсь бедным людям дать кусок хлеба».
2013_10_15_06_004
2013_10_15_06_005
С 1880 года Сергей Васильевич Перлов числился почетным членом благотворительного Санкт-Петербургского Дома милосердия — учреждения, оказывавшего материальную и психологическую помощь «жертвам распутства» и раскаявшимся «публичным женщинам», в том числе несовершеннолетним; средствами их исправления были религиозно-нравственные беседы, занятия домохозяйством и рукоделием, обучение грамоте и общеобразовательным предметам.

Начиная, по крайней мере, с 1884 года и до конца жизни, Сергей Васильевич ежегодно жертвовал по 25 рублей на нужды существовавшего в Москве Арнольдо-Третьяковского училища для глухонемых детей. Вероятно, в действительности его вклад был более серьезным: в отчете о деятельности этого учебного заведения за 1899 год Перлов числится как член попечительного комитета при училище, обладающий правом голоса. Список благих деяний коммерсанта можно было бы продолжить, но, думается, в этом нет нужды. Пусть они были регулярными, но все же лишь отдельными ступенями, ведущими его к главному деянию жизни.

Сергей Васильевич пожертвовал колоссальные средства на строительство монастырского комплекса — Казанской Амвросиевской женской пустыни. На его средства был достроен центральный храм монастыря — 15-главый собор Казанской иконы Божией Матери, а также трапезная палата, храм в честь преподобного Амвросия Оптинского, богаделенный и больничный корпуса, водонапорная башня… Кроме того, потомственный купец обеспечил монастырю хозяйственную независимость: обучил монахинь различным ремеслам и завел здесь целый ряд мастерских — живописную, чеканную, переплетную, коверную, а также фотографию и типографию. Фактически, усилиями одного только Сергея Васильевича Шамординская обитель менее чем за четверть века превратилась из малозаметной пустыньки неподалеку от старинного города Козельска (ныне Калужская область) в значительный по размерам хозяйства монастырь и крупный духовный центр. Здесь к началу XX века подвизалось около 800 сестер разного звания и происхождения.

С. В. Перлов не просто помог однажды избранному монастырю и на том успокоился. Нет, он трудился на благо Шамординской обители на протяжении двух десятилетий — с конца 1891 года вплоть до своей кончины в 1911 году. По словам шамординских монахинь, помощь обители Перлов совершал с поистине христианским смирением, не афишируя ни своих трат, ни самого участия в судьбах обители. На слезы умиления и благодарственные слова игуменьи Сергей Васильевич отвечал следующим образом: «Что вы, матушка, я вас должен благодарить, что вы принимаете мою жертву».

В шестьдесят с лишним лет купец осознал: все предыдущие победы и поражения, все честолюбивые устремления рассыпались в прах перед мыслью о вечности. А строительство обители, эта величайшая жертва расчетливого купца, стала главнейшим и единственным настоящим достижением Сергея Васильевича, его истинной победой в длительном соперничестве с членами старшей ветви рода. Сам же Сергей Васильевич оказался драгоценной жемчужиной, которую подарил миру род известных чаеторговцев.
2015_11_11_05_002
2015_11_10_01_021
2015_11_10_01_020
Жестяная коробка для чая торгового дома «Сергей Васильевич Перлов». Начало XX века

2015_11_10_01_018
Жестяная коробка товарищества чайной торговли «Василий Перлов с сыновьями». Конец XIX века

2015_11_10_01_017
Крышка жестяной банки Товарищества чайной торговли «Василий Перлов с сыновьями». Конец XIX века

2015_11_10_01_019
Рекламная жестяная табличка торгового дома «Сергей Васильевич Перлов». Начало XX века

2015_11_10_01_016
2015_11_10_01_013
2015_11_10_01_014
2015_11_10_01_015
2014_12_01_02_001
2014_12_01_02_002
2014_12_01_02_003
2014_12_01_02_004
2014_12_01_02_005
2014_12_01_02_006
2014_12_01_02_007
2015_11_10_01_001
2015_11_10_01_002
2015_11_10_01_003
2015_11_10_01_004
2015_11_10_01_005
2015_11_10_01_006
2015_11_10_01_007
2015_11_10_01_008
2015_11_10_01_009
KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERAKONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA
Коробка из-под чая Торгового дома «С.В.Перлов. Москва». Нач. XX в. (из фондов СОИКМ)

2015_11_10_01_010
2015_11_10_01_011
2015_11_10_01_012
Источник: http://vrns.ru


Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Обсуждение закрыто.