Ноя 4 2021

Пара слов о люгэньфа – «методе оставленного корня». «Варка без варки»

В этом году наша аудитория внезапно воспылала интересом к заварочным стеклянным кружкам с полулунным ситом. Грустно было бы думать, что причина в посте https://vk.com/club47905050?w=wall-47905050_19737 – если так, то получается, что людям надо объяснять даже, как пользоваться самой простой посудой, а если этого не делать, то сами они не догадаются и попробовать не рискнут. Возможно, для этих стаканов просто пришло время.

И мы с удивлением обнаружили, что некоторые используют их как заварочную посуду, переливая настой из этих стаканов в чашки. Или даже не в чашки, а сперва в чахай, а потом уже в чашки. Очень странно. Зачем так?! Ведь главное достоинство таких стаканов заключается в том, что они удобны как посуда для заваривания и питья чая одновременно, в этом отношении они удобнее и обычных кружек, и широких чаш, и гайваней (впрочем, по-сычуаньски, то есть прямо из гайвани чай в России, по-моему, вообще никто не пьёт), они обеспечивают редкое сочетание минимализма с полным комфортом. А если нужен не один элемент посуды, а целый набор, то в качестве заварника, конечно, лучше взять гайвань или чайник. Читать далее…


Ноя 4 2021

Немного о яньшаньском Хэкоу – первом городе Великого чайного пути

Принято считать, что улуны и красные чаи, возникшие на севере провинции Фуцзянь в конце эпохи Мин или в начале эпохи Цин, на протяжении бóльшей части своей истории были сугубо экспортными продуктами, и что интерес иностранцев к ним сыграл решающую роль в том, что эти виды чая, плохо отвечающие китайским вкусам, выжили и получили дальнейшее развитие.

Но задумывались ли вы когда-нибудь над тем, как уишаньский чай попадал к иностранцам? Логичным кажется его движение к берегу и к югу – ведь там Фучжоу, Сямэнь, наконец, Гуанчжоу – крупные морские порты, ворота в большой мир.

Однако от появления сяочжунов и яньча до опиумных войн прошло немало времени. Пять морских портов – Гуанчжоу, Фучжоу, Нинбо, Сямэнь и Шанхай – были открыты для торговли по условиям Нанкинского договора по окончании первой из этих войн в 1842 г. Это настолько значимое событие, что в Китае для него существует особое выражение – «у коу туншан» (五口通商). А до у коу туншана морская торговля официально шла только через Гуанчжоу и была очень ограниченной. Читать далее…


Ноя 4 2021

Проект «500 Tea Drinkers»

В рунете любят фото «аутентичных» китайских чайных для городской бедноты. Стараются выбрать самые отталкивающие, грязные, шумные, такие, чтобы при взгляде на монитор ощущалась табачная вонь – вот, мол, поглядите, «чайные мастера» в чистеньких рубашечках, что такое настоящая чайная культура Поднебесной. Грубости и злобы в этом куда больше, чем любви к правде. Впрочем, это закономерная реакция на придерживание невидимых рукавов и псевдодуховные разглагольствования.

Проект «500 Tea Drinkers» шанхайского фотографа и художника Ян Хуэя, известного также как Бахай, наполнен, как мне кажется, совсем другими чувствами. Читать далее…


Ноя 4 2021

Цзюлун Тянь Сян Ча и Сюэ Юй Цзыя Ча. Нетибетские тибетцы

О Цзан Ча – хэйча «в тибетском вкусе», производимых в Сычуани для продажи в Тибете, знает любой более-менее образованный любитель чая; продвинутые чаеманы в курсе, что и в само́м Тибетском автономном районе КНР чай тоже делают (этой темы мы касались совсем недавно – см. https://vk.com/club47905050?w=wall-47905050_20556 ). Но кроме этого, тибетским называют и чай, который делают не в Тибете (формально, конечно; горы-то те же самые) и не для Тибета. Речь о чае из Гардзе-Тибетского автономного округа провинции Сычуань – в частности, из уездов Цзюлун и Лудин.

Цзюлун (здесь и далее я буду использовать китайское название уезда, поскольку оно входит в название чая. Тибетское название – Гьэси, и говоря об административно-территориальном делении Гардзе (кит. Ганьцзы)-Тибетского автономного округа, в России принято использовать его) находится на крайнем юго-востоке Гардзе, площадь уезда – 6770 кв. км, численность населения – около 54 тысяч человек. Тибетское название восходит к названию храма, построенного тибетским ламой, проповедовавшим в этих краях в XVI веке. Китайское – гораздо более позднее: оно появилось в 1926 г., когда был сформирован уезд в его нынешних границах, и связано с тем, что в названиях девяти крупных деревень был иероглиф 龙 лун – «дракон» (цзю лун – дословно «девять драконов»). Есть, впрочем, и другая версия, согласно которой название Цзюлун было в ходу ещё во времена Западной Хань (т.е. более двух тысяч лет назад) и представляло собой запись китайскими иероглифами названия одной из местных гор на языке народности ли, в котором никаких драконов нет, а есть орех бетеля. Читать далее…


Ноя 4 2021

Наньянский чай. Немного о чайной истории Сингапура

Наньян (南洋) – сложное понятие; это слово обозначало и провинции к югу от Янцзы, и южное побережье Китая, и страны, лежащие за южными морями – то есть Юго-Восточную Азию. В наши дни больше всего его любят, пожалуй, в Сингапуре – например, главный технологический университет Сингапура называется Наньянским.

Сингапур – настоящий плавильный котёл для азиатских наций и культур с заметной долей колониального британского влияния. Неудивительно, что и его чайная культура на редкость эклектична.

После того как в 1819 г. британцы посадили на трон Джохора своего ставленника и получили от него право управлять небольшим островом Сингапур на юге султаната, население острова стало стремительно увеличиваться. Англичане разбили на нём плантации перца и гамбира – растения, в экстракте которого много дубильных и красящих веществ. А работали на этих плантациях китайские мигранты-кули, и большинство из них были родом из Фуцзяни и Гуандуна – они охотно уезжали из хаоса, воцарившегося на южных рубежах империи Цин (что в немалой степени было делом как раз-таки английских рук). К середине столетия китайская община на острове насчитывала около 80 000 человек. В 1867 г. Сингапур стал колонией Британской короны и важнейшим стратегическим пунктом на пути в Китай; порт быстро рос – росло и число китайцев-грузчиков. А в конце XIX века в Британской Малайе началось производство каучука и добыча олова, и потребность в рабочей силе стала ещё выше. Китайские переселенцы сохранили привычку пить чай и делали это в манере, принятой в Гуандуне и Фуцзяни. Читать далее…


Ноя 4 2021

Сюэ Юй Бай Ча – новая вершина чайной индустрии Китая. 2600 м над уровнем моря

Выражение «тибетский чай» встречается нередко. Обычно под Цзан Ча (藏茶) имеются в виду хэйча «в тибетском вкусе», которые производят в Сычуани (подробно о них писал Максим Диричев здесь — https://vk.com/puer35?w=wall-53153725_3181 ); сейчас спрос на такой чай растёт и за пределами Тибета, в том числе и в странах Запада. 

Тибетцы познакомились с чаем, самое позднее, во времена Тан – согласно самой популярной версии, это связано с женитьбой тибетского царя Сонгцэна Гампо на китайской принцессе Вэньчэн в VII веке н.э. Но в последнее время обнаружилось, что в Тибете чай использовали, как минимум, в погребальных обрядах уже 1800 лет назад (см. https://www.tea-terra.ru/2016/01/24/25439/ ). Жители Тибета пили чай в больших количествах век за веком, но всё это был, конечно, привозной чай. Тибет воспринимается как суровый горный край, засушливый, морозный и ветреный – сложно представить, что там можно выращивать такое нежное южное растение, как камелия китайская. Читать далее…


Ноя 4 2021

Немного о Тянь Цин Ни

Дисклеймер: исинская глина – не моя тема. Я ни в коем случае не считаю себя сколько-нибудь компетентным в этой области. Работая с китайскими источниками, я могу ошибиться в оценке достоверности и качества информации в них, что-то неправильно понять или неверно интерпретировать. Поэтому я призываю воспринимать нижеследующее критически и сверяться с первоисточниками. И буду признателен за возражения, дополнения и уточнения.

Я бы вообще не брался за эту тему, но, к огромному сожалению, я вижу, что многие до сих пор не понимают, что чайники с ценой в несколько тысяч рублей в российской рознице делают не из редких и ценных разновидностей ископаемых исинских глин, имеющих собственные имена. Так что приходится вновь и вновь говорить об этом.

Ситуация с Тянь Цин Ни (天青泥) очень похожа на ситуацию с Да Хун Пао Ни: да, это легендарное название, да, была такая разновидность глины, да, у неё были свои особенности, и они подробно описаны, но… нет, не так – НО!!! То, что сейчас продаётся на рынке под таким названием по цене в считанные сотни (а в случае с Тянь Цин Ни бывает, что и десятки) юаней за предмет, никакого отношения к этой знаменитой глине не имеет! Вообще никакого, кроме названия. Не совпадает ни происхождение, ни состав, ни цвет, ни прочие свойства. Читать далее…


Ноя 4 2021

О размере, имеющем значение. То есть о продолжительности проливов

Самым узким проливом в мире считается Малый Бельт между островами Эре и Фюн на востоке, полуостровом Ютландия и островом Альс на западе. Он соединяет пролив Каттегат с Балтийским морем. Его минимальная ширина – 500 метров. Самый широкий – пролив Дрейка между архипелагом Огненная Земля на севере и Южными Шетландскими островами на юге. Он соединяет Тихий и Атлантический океаны и в самой широкой части раскинулся аж на 950 километров. Длина проливов планеты Земля тоже сильно разнится – от 30 километров Босфора до 1760 километров Мозамбикского пролива.

Не знаю, будет ли толк от того, что я собираюсь написать дальше. А так – хоть пара бесполезных фактов на случай неловкой паузы в светской беседе. Зайду издалека. С другого берега пролива Дрейка, так сказать.

У Дениса Шумакова есть прекрасная и, как мне кажется, недооценённая рубрика «Чайный кругозор» с краткими обзорами различных сортов чая. Главное достоинство этой серии постов и видеороликов состоит в том, что вкус рассматриваемого чая описывается при нескольких вариантах заваривания. Например: «лёгкий (температура воды 70°С, 3 г на 500 мл, 3 минуты) – прозрачный, чуть терпкий, ягодный», «крепкий (температура воды 100°С, 10 г на 500 мл, 8 минут) – фруктовый, с кислинкой, терпкий», «оптимум (температура воды 80°С, 4 г на 500 мл, 3 минуты) – лёгкая терпкость, ноты малины и клубники» и т.д. И всё это представлено в форме доходчивой инфографики. Читать далее…


Ноя 4 2021

Июаньсу Ча Цзин – инновационный чайный продукт от группы компаний Да И

Да И – не только флагман чайной индустрии КНР, но и мощный научный центр. На исследование чая и совершенствование технологии его обработки Да И направляет значительную долю прибыли.

В октябре 2013 года в Куньмине был открыт Ци Хао Юань (七号院), «Институт номер семь» — микробиологический научно-исследовательский центр Да И, в задачи которого входят анализ сорокалетнего опыта производства шу пуэра, разработка и внедрение инноваций в сфере ферментации чая. Одним из результатов его работы стало создание в 2016 году так называемого «микробиологического метода производства чая» (微生物制茶法), или «интеллектуальной технологии ферментации третьего поколения» (第三代智能发酵技术). Читать далее…


Ноя 4 2021

Немного о Маньно

Чайная зона Маньно (曼糯) находится в уезде Мэнхай Сишуанбаньна-Дайского автономного округа провинции Юньнань, в 85 километрах от административного центра уезда, к северу от Наньно и Мэнсуна, недалеко от границы с округом Пуэр (бывший Сымао). С точки зрения административно-территориального деления, Маньно относится к селу Мэнван (勐往乡).

Маньно часто называют деревней или «чайной горой», но в действительности это три отдельных деревни – Дачжай («большая»), Шанчжай («верхняя») и Чжунчжай («средняя»). Правда, они расположены вплотную друг к другу, но Дачжай – деревня булан, в Шанчжае живут ханьцы, а в Чжунчжае – ханьцы и лаху, поэтому отличается и уклад жизни, и архитектура. Суммарно в Маньно около 130 домохозяйств.

Считается, что люди булан первыми заселили эти места, придя с севера, с территории нынешнего Ланьцан-Лахуского автономного уезда, произошло это больше 400 лет назад. Буланы собирали дикорастущий чай и разбивали чайные сады. Процветанию Маньно способствовала большая дорога из Мэнхая в Сымао, проходившая через Мэнван. Таким образом, чай уже за считанные дни мог быть доставлен на рынок, да и на протяжении этого пути были населённые пункты, где встречались ханьские скупщики чая. Кроме того, близ Маньно было два старых буддийских храма и святыня – «отпечаток ноги бессмертного» на скале, так что сюда приезжали паломники из других регионов Китая и из Бирмы. Ещё один плюс географического положения Маньно состоит в том, что эта территория находилась вдали от крупных городов и часто переходила из одного уезда в другой, в связи с чем местные жители почти не ощущали властный гнёт и жили сравнительно свободно. Это одна из причин, по которой в правление Гуансюя (конец XIX – начало ХХ века) здесь начали селиться и ханьцы. Читать далее…