Дек 4 2016

Радость, веселье, развлечение, наслаждение, музыка, удобство… Раку

Раку Китидзаэмон XV, сегодняшний глава мастерской Раку в Киото, родился в 1949 году. Он унаследовал положение главы мастерской от своего отца, будучи его старшим сыном. На протяжении последних четырёх поколений наследование происходит от отца – к старшему сыну, хотя исторически соблюдение этого порядка было совершенно необязательным. Часто наследником становился представитель боковой ветви семьи, или муж дочери мастера, или усыновлённый ребёнок.
2016_12_04_01_007
Раку Китидзаэмон XV, Чаша Сэкикан, 1989

Китидзаэмон XV получил художественное образование на факультете скульптуры Токийского Университета изящных искусств, закончил его в 1973 году. После окончания университета он уехал продолжать образование в Италию. Но в 1980 году Китидзаэмон XIV умер, и его сыну пришлось вернуться из Италии в Японию, где в 1981 году он принял имя Китидзаэмон XV и управление семейной мастерской. В 2007 он стал архитектором нового Музея Раку в Киото и чайного домика (павильона дома Раку) и Художественного музея Сагава в префектуре Сига. Читать далее…


Дек 3 2016

Экстаз обыденности: керамика Дальнего Востока глазами дзэнского мыслителя (Янаги Сōэцу и его «Безымянный мастер»)

Описание душевного отклика на встречу с прекрасным было неотъемлемой частью японской литературы на протяжении веков. Дневники и эссе эпохи Хэйан (794—1185 гг.), наиболее богатые изображениями эмоциональных переживаний, не только отражали склонность аристократов эпохи к аффектированным реакциям, но и служили своеобразным руководством к действию (вернее, чувствованию), указывая на объекты эстетических переживаний и описывая должную реакцию на них.
2016_12_03_05_001
Описание (или перечисление) пейзажей и состояний природы, животных и людей, предметов быта и искусства, вызывающих сильные, глубокие чувства, составляют особый прием японской дневниковой прозы, ярко представленный, например, в «Записках у изголовья» Сэй Сёнагон (конец Х в.). «То, что заставляет сердце сильнее биться», «То, что радует сердце», «То, что страшит до ужаса», «То, что вызывает жуткое чувство», «То, что пленяет утончённой прелестью», «То, что великолепно», «То, что утончённо-красиво» — лишь некоторые из названий глав повествования Сэй Сёнагон, в которых раскрывается эстетический мир японской средневековой литературы. Экстатический восторг хэйанских придворных и парадоксальные реакции дзэнских мастеров в более поздней литературе демонстрировали власть искусства и власть прекрасного в целом, его мистическую силу и способность повергать человека в состояние высшего напряжения духовных и эмоциональных сил. Читать далее…


Ноя 7 2016

Тясяку

Обычай пить чай маття пришел в Японию из Китая в период Камакура; тогда наряду с чайными чашами и нацумэ, в Японию были завезены и тясяку (chashaku, 茶杓). Об этом свидетельствует старинный храмовый документ, датируемый последними годами периода Камакура, в котором в список под заголовком «Недавно привезенная с континента утварь для чая» включено несколько тясяку из бамбука и слоновой кости.
2016_11_07_01_001
В Китае маття получил широкое распространение в период Северной Сун (10- 12 вв.), и в чайных трактатах тех времен уже встречается слово сяку (совок, ложка), используемое для обозначения предмета чайной утвари. Сначала маття, привезенный из Китая, использовали качестве лекарственного средства в буддийских храмах. Но как только производство чая началось в самой Японии, воинское сословие и состоятельные люди стали увлекаться тем, что пили и сравнивали чаи, выращенные в различных регионах, и пытались угадать их происхождение. Это превратилось в довольно экстравагантное времяпрепровождение, в котором участники боролись за сказочные призы в залах, устеленных тигровыми шкурами или заморскими коврами и заставленных китайскими предметами искусства. Это продолжалось примерно с середины и до конца четырнадцатого века. Вся утварь, используемая в подобных «чайных поединках» (闘茶) того периода, была из Китая, и можно предположить, что тясяку были по большей части изготовлены из таких материалов, как слоновая кость, золото или серебро. Учитывая, что в то время внимание Японии было всецело приковано к Китаю, как выдающемуся образцу для подражания, вполне вероятно, что японцы просто прислушались к тому, что они прочитали в китайских работах по чаю: «Лучшие тясяку те, что сделаны из золота». Читать далее…


Ноя 5 2016

Байсао (売茶翁)

Байсао (売茶翁) (1675-1763) был японским буддийским монахом школы Обаку дзэн-буддизма, ставший известным благодаря своим путешествиям по Киото и продаже чая. Почитание Байсао во время и после его жизни способствовало популяризации чая Сэнтя и привело к созданию церемонии Сэнтя.
OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Имена
В течение жизни Байсао был известен под многими именами, что было распространено в то время. Будучи ребенком, он был известен как Сибаяма Кикусэн. Когда он стал монахом, его имя как дзэн священника было Гэккай Гэнсё. Прозвище Байсао, под которым он широко известен, означает «старый продавец чая». Он приобрел это имя благодаря тому, что готовил чай в районе Киото. Позже он отрёкся от своего монашеского имени и принял мирское имя Ко Югай.

Ранние годы
Байсао родился в городе Хасуйкэ, что потом стало провинцией Хидзэн. Его отец умер, когда ему было девять лет. Байсао стал дзэн-буддийским монахом в Рюсиндзи, в храме Обаку. Его учитель, Кэрин Дорё, получал инструкции непосредственно от Ингэна, основателя школы Обаку. Начиная с 1696 года, Байсао путешествовал в течение нескольких лет, чтобы учиться в различных храмах в Японии, а затем вернулся в свой храм и служил в качестве распорядителя до 1723 года, когда Дайтё Гэнко стал его настоятелем. В 1724 году, когда Байсао было 49 лет, он покинул монастырь и отправился в Киото, где он жил оставшуюся часть своей жизни. С сопроводительными письмами от Дайтё, Байсао быстро завоевал дружбу многих ведущих художников, монахов, и литераторов Киото. Читать далее…


Окт 22 2016

Дамиров И.А., Шукюров Д.З. Лечебное значение чая. 1974 г.

Чай – одна из древнейших культур, которую человек поставил себе на службу. И сегодня его считают самым распространенным напитком в мире. Целебные свойства чая известны давно. Еще в старинных рукописях есть сведения об использовании чая как лекарственного и тонизирующего средства. Чай широко применяется в медицине. Крепкий напиток известен как средство, усиливающее деятельность сердечной мышцы, улучшающее дыхание, а также как противоядие при отравлениях.
2015_11_27_02_001
Чайная плантация. Ленкорань

Около Батуми построен кофеиновый завод, выпускающий продукты чайного листа – кофеин, теобромин, теальбин. Добываемый из чайных отходов, кофеин применяется для оказания первой помощи при острой недостаточности сердечно-сосудистой мышцы, отравлении наркотическими веществами, при мигрени. Он возбуждает центральную нервную систему, особенно кору головного мозга, усиливая положительные условные рефлексы.

Теобромин применяется при стенокардии, атеросклерозе, гипертонической болезни, а также как мочегонное средство. В отличие, от кофеина он оказывает менее выраженное стимулирующее действие на центральную нервную систему, больше расширяет сосуды сердца и почек. Из листьев чайного куста получают препарат витамина Р, который используется при геморрагических диатезах, отеках, связанных с нарушением сосудистой проницаемости, кровоизлияниях в дно глаза, и других заболеваниях. Этот витамин уменьшает хрупкость и проницаемость капилляров, увеличивает количество тромбоцитов и повышает свертываемость крови.

Химический состав чая обусловливает его фармакологические и физиологические свойства, способность оказывать бодрящее действие на организм человека. Чай – известное народное средство, применяемое при простуде, кашле, подагре, болях в печени, в желчном пузыре. Чай целебен. Но надо помнить, что чрезмерное употребление чая вредно, так как он возбуждающе действует на центральную нервную систему. Читать далее…


Сен 2 2016

Мастера керамики — семья Эйраку

Термин «Сэнкэ-дзюссёку» в силу своей специфичности большинству носителей японского языка мало о чем говорит; можно сказать, что простому японскому обывателю он практически не известен. Это сугубо профессиональный термин такой сравнительно узкой области японской традиционной культуры, как «чайная церемония»; говоря более конкретно, — той части традиционных чайных школ, которые относятся к династии Сэн.
2016_09_02_01_001
Жемчужина коллекции. Премиум антикварное блюдце легендарного Дзэнгоро Эйраку XII (Вадзэн, 1823-1896). Печать мастера стоит на дне блюдца

Дословно этот термин переводится как «десять ремёсел, (связанных с) домом Сэн». Им обозначают десять наиболее известных династий потомственных мастеров, работающих в разных областях прикладного искусства, таких как лаковая миниатюра, шитьё, керамика, литьё, чеканка и т.д. Предметы, изготавливавшиеся ими, издавна чрезвычайно высоко ценились среди чайных мастеров, начиная с XVI века, и продолжают высоко цениться в наши дни. Представители всех десяти династий были тесно связаны с домом Сэн, став, по существу, «придворными» мастерами в той или иной области. Читать далее…


Авг 27 2016

Иностранная Примесь: Забытое Влияние Японского Тядо на Современное Китайское Искусство Чая. Часть 5: Установление Связей С Историей

Часть 1, Часть 2, Часть3, Часть 4, Часть 5

В то время как Тайвань имел недостаточное влияние на развитие чайного искусства как практики, именно Китай был тем местом, где гунфу ча удалось достичь критической массы и стать чем-то большим, чем местный обычай. Тэнь Жень Груп, крупнейшая сеть магазинов по продаже чая на Тайване, инвестировала значительные средства в материковый рынок и стала самым важным игроком на китайском чайном рынке. Начиная с 1993 года, когда они впервые проникли в Китай с несколькими магазинами в крупных прибрежных городах, они расширились до более чем 1300 торговых точек по всей территории Китая. Достигнув в Китае успеха, они также принесли с собой развившуюся на Тайване новую культуру чая и использовали её в качестве основы для обучения нового поколения любителей чая в Китае. Клиенты, которые посещают Тэнь Фу (филиал Тэнь Женя на материковом Китае) могут ожидать от продавщицы дегустации чая в стиле чайного искусства, прежде чем совершат покупку, а также могут посещать занятия, проводимые различными центрами в крупных городах. 9
2016_08_27_03_001
Чайный магазин Тэнь Фу в китайском квартале в Ванкувере, Канада

Появление национальных сетей чайных магазинов также совпало с изменениями в том, как гунфу ча стал представляться в печатных изданиях. Повторяя изменившийся выбор Цая в терминологии, уже упоминавшийся ранее, мы видим, как гунфу ча стали связывать с историческими прецедентами. В книге по обычаям гунфу ча, опубликованной в 1994 г. университетом Шаньтоу, который находится в районе Чаочжоу, авторы продолжают выдвигать идею, что гунфу ча был уникальной местной практикой, которая была особенной для Чаочжоу. Через некотороое время местный ученый Чэнь Сянбай попытался связать чаочжоускую гунфу ча с историческими прецедентами Китая настолько далеко в прошлое, чтобы утверждать в серии своих книг, что в Китае всегда была гунфу ча, и она лишь мигрировала из центральных равнин в Чаочжоу в эпоху династия Цин. Признавая уникальность гунфу ча, Чэнь заявляет, что эта традиция была частью исторического развития чайной культуры самого Китая. Он даже утверждает, что отношение к гунфу ча как к региональному обычаю является «ошибкой», и что она была утраченной традицией, нуждающейся в должном признании. Другими словами, распространение чаочжоуской традиции гунфу ча по всему Китаю является лишь исправлением исторической ошибки и восстановлением китайской чайной культурой её законного статуса. Это, как отмечают Чэнь Сянбай и Чэнь Цзайлинь, «преемственность ча и от Чайного Канона. Это плод процесса более тысячелетнего накопления, распространения и развития искусства гунфу ча от Чайного Канона» Читать далее…


Авг 27 2016

Керамика Охи

Есть лишь несколько глазурей в Японии, настолько же пленительных как амэ-ю Охи (Ohi Yaki). Её богатый карамельный цвет наиболее часто встречается на тяванах (чайных чашах) и мидзусаси (сосудах для воды), а глубина и изящество оттенков влекут наблюдателя в мир безмятежности. Выполненные из мягкой глины и обожженные при низких температурах, изделия Охи ценятся за свои изящные формы и блеск. Их особая глазурь красиво контрастирует с порошковым зеленым чаем, используемым в чайном действе.
2016_08_27_02_001
Как и Раку, Охи — это имя династии и одновременно разновидности гончарных изделий и история Охи тесно связана с историей Раку.

В 6й год эпохи Канбун (1666 год), пятый Лорд семьи Маэда — Маэда Цунамори пригласил в город Канадзаву Сэнсо Сосицу — чайного мастера и четвертого патриарха школы Урасэнкэ, чтобы распространять искусство чайной церемонии, известной как Тядо. Читать далее…


Авг 21 2016

Иностранная Примесь: Забытое Влияние Японского Тядо на Современное Китайское Искусство Чая. Часть 4: Выдумывая Новые Традиции

Часть 1, Часть 2, Часть3, Часть 4, Часть 5

Вышеупомянутая (в прошлых частях статьи) необходимость иметь китайский эквивалент японского тядо не запрещала сторонникам чайного искусства свободно заимствовать элементы японской традиции. В дополнение к более известному тядо, в котором используется порошкообразный чай, также существует конкурирующая традиция под названием сэнтядо (Путь заваренного чая). Она основана на использовании сэнтя — цельнолистового японского зеленого чая, который пропаривают во время обработки и настаивают для питья, а не перетирают в порошок и взбивают, как в более хорошо известной чайной церемонии.6 Для сэнтядо, разработанного в Японии как противопоставление более строгому тядо, когда в семнадцатом веке Япония познакомилась с цельнолистовым чаем, сознательно заимствовалась утварь и практики китайского чаепития. Тайваньские практикующие, разрабатывающие новые способы питья чая, наверняка были осведомлены о сэнтядо и его влиянии и опиралась на некоторые из элементов этой традиции, когда придумывали их собственную, улучшенную версию гунфу ча.
2016_08_21_01_001
Наиболее яркой параллелью сэнтядо в движении чайного искусства является новоиспеченный интерес к пространственному расположению чайной утвари и контролю за перемещением физического тела по отношению к этой утвари. Введение такого параметра, как Часи или чайная сцена, в китайской чайной традиции формализует ранее несущественную часть опыта пития чая. В то время как тексты о гунфу ча часто обсуждают, как заваривать чай, они сосредоточены на технических аспектах. Такие авторы, как Вэн никогда не упоминали, как элементы должны быть размещены по отношению друг к другу на столе, также они не обсуждали значение противопоставления форм для различных элементов в то время как кто-либо готовит чай. Часи, с другой стороны, является физической расстановкой чайной посуды, которая необходима, чтобы усладить пьющего визуально и имеет мало практического смысла. Идея заключается в том, что расположение чашек, чайника и других инструментов должно придавать ощущение эстетической элегантности и тематической согласованности. Хотя традиции знания чайной утвари уходят корнями глубоко в китайскую историю, забота о пространственном расположении утвари на чайном столе и визуальная оценка процесса чаепития были принципиально новыми идеями для китайской эстетике чая. Читать далее…


Авг 13 2016

Иностранная Примесь: Забытое Влияние Японского Тядо на Современное Китайское Искусство Чая. Часть 3: Рождение Чайных Искусств, Ча И

Часть 1, Часть 2, Часть3, Часть 4, Часть 5

Трудным, поэтому, является вопрос, когда же каноническая гунфу ча Вэна Хуэйдуна эволюционировала из идентифицируемой как исключительно местный обычай, практикуемый небольшим числом людей в определенной географической области во что-то, что известно по всей стране, зачастую не связываемое со своими местными корнями? Один возможный ключ лежит в вышеупомянутой книге Фэна Шие. Термин, который он использовал при описании практики чаепития, «Ча И» или чайное искусство, является обобщающим для названия его книги, «Искусство Пития Чая».
2016_08_13_01_002
Сервис в чайном доме Вистерия — хорошее современное представление чая в стиле гунфу

Это стало преобладающим термином, используемым для описания современной, общенациональной чайной практики, основанной на чаочжоуской гунфу ча. Ча и, однако, является неологизмом без исторической предпосылки. Книга определений Ханью Дацыдянь, являющаяся китайским эквивалентом Оксфордского Словаря Английского Языка, не содержит никаких записей для этого термина в издании 1989 года, также его нет и в тайваньской Чжунвэнь Дацыдянь, опубликованной в 1968. В противоположность этому, более новые словари, предназначенные для массового рынка действительно содержат «ча и», определяя его просто как «искусства, связанные с приготовлением, питьём, и сервировкой чая». Термин «ча и», следовательно, не мог появиться ранее примерно 1970 года, а книга Фэна является относительно ранним его примером. Читать далее…


Страница 1 из 21123...10...Последняя»