Окт 25 2015

Окакура Какудзо. Чайные мастера

В религии будущее всегда находится позади нас, в искусстве настоящее вечно. Чайные мастера утверждают, что подлинное понимание искусства доступно лишь тем, кто делает это искусство частью своей жизни. Они хотят выверить повседневность тем высоким мерилом, которое воплощает чайная комната.
Organic Green Matcha Tea in a Bowl
При любых обстоятельствах следует сохранять душевное спокойствие, следует вести беседу так, чтобы ни единым словом не нарушить окружающей гармонии. Покрой и расцветка одежды, позходка и жесты, манера держать себя — всё это может выразить личность художника. Нельзя легко относиться к таким вещам, потому что пока ты не сделал себя красивым, ты не имеешь права приближаться к Красоте. И чайные мастера стремились быть не просто создателями искусства, но и самим искусством. Это дзэнская эстетика. Совершенство — во всём, нужно только захотеть найти его. Рикю любил повторять следующее старое стихотворение: «Тем, кто жаждет только цветов, хотел бы я показать расцвет весны, что таится во взрывающихся бутонах снежных вершин». Читать далее…


Окт 25 2015

Окакура Какудзо. Чайный домик

В представлении европейских архитекторов, воспитанных на традициях строительства из камня и кирпича, японский способ строить дома из дерева и бамбука едва ли может считаться архитектурой. Если так обстоит дело с нашей классической архитектурой, то вряд ли мы можем ожидать, что иностранец оценит утончённую красоту чайного домика; ведь принципы его постройки и украшения полностью отличаются от принятых на западе.
2015_10_25_03_001
Чайный домик (сукия) не претендует на что-либо большее, чем просто дом — соломенная хижина, так мы его называем. Первоначальные иероглифы «сукия» означали «жилище фантазии». В дальнейшем чайные мастера использовали разные китайские иероглифы, чтобы выразить своё представление о чайном домике, и слово «сукия» может обозначать также пристанище пустоты, пристанище нессиметричного. Это жилище фантазии, так как столь недолговечное строение призвано воплотить поэтический порыв. Это пристанище пустоты, ибо оно почти лишено украшений, кроме тех, которые необходимы, чтобы выразить конкретное эстетическое чувство. Это пристанище нессиметричного, так как оно посвящено восхищению несовершенным, в нём должна присутствовать определённая незавершённость, дабы дать простор игре воображения. Идеалы чаизма с XVI века оказали такое влияние на нашу архитектуру, что интерьер обычного дома из-за крайней строгости и простоты его убранства кажется иностранцам чрезвычайно бедным. Читать далее…


Окт 25 2015

Аромат чая. Окакура Какудзо. Чаизм в Японии

Окакура Какудзо (1862-1913) родился в Иокагаме, а образование получил на филологическом факультете Токийского университета. Принимал активное участие в открытии Токийской школы искусств, ректором которой был почти десять лет. Немало способствовал организации Японской Академии художеств. Велики заслуги Окакуры в ознакомлении западного мира с Японией, со складом мышления восточного человека. Его теория искусства необычна, она несёт в себе дух Востока, тонкую поэтическую интуицию. Самые известные работы Окакуры Какудзо — «Идеал Востока», «Пробуждение Японии» и «Книга о чае», перевод которой И. Гавриловской был опубликован в нескольких номерах журнала «Азия и Африка».
2015_10_25_02_004
Вначале чай был лекарством, а затем стал напитком. В Китае в VIII веке чаепитие вошло в царство поэзии как изысканное развлечение. В XV веке в Японии искусство приготовления чая и чаепития выросло в целую религию — чаизм. Чаизм — это культ восхищения прекрасным среди сора повседневной жизни. Он проповедует чистоту гармонии, таинство взаимного милосердия, романтику человеческих отношений. Это прежде всего преклонение перед несовершенным и незавершенным, мягкая попытка достичь чего-то в нашей непостижимой жизни. Философия чая не просто эстетика в обычном смысле этого слова, вместе с этикой и религией она выражает всю совокупность наших воззрений на природу и человека. Философия эта включает в себя черты других наук. Это и гигиена, так как искусство чаепития обязывает нас к чистоте; в каком-то смысле это и экономика, потому что это искусство учит нас экономии, умению находить красоту в простоте, а не в изощренной роскоши; это, образно выражаясь, «геометрия морали», так как чаизм помогает нам определить наше чувство соразмерности с Вселенной. Религия эта выражает также подлинный дух восточной демократии, так как все исповедующие её — аристократы вкуса. Читать далее…


Янв 26 2014

Какудзо Окакура. «Книга о чае». 1906 г.

Собираясь выпустить седьмое издание этой книги издатель просил меня написать предисловие к ней. Я не был лично знаком с г. Окакура, но его репутация, как ученого, художественного критика и вдохновенного учителя, давно установилась в Японии. Это обстоятельство, в соединении с тем, что я узнал о г. Окакура из его многочисленных книг; побудило меня с радостью согласиться выполнить просьбу издателей.

2014_01_25_06_001Окакура, по существу, является продуктом старой Японии. Рожденный всего десять лет спустя после того, как американская эскадра под начальством командора Перри посетила Японию, он был воспитан в строгом повиновении моральному кодексу самураев, этого цвета феодальной Японии, — хотя в зрелые годы он изучал литературу и философию запада, корни его интеллектуальной жизни скрываются в классиках востока. Чутко воспринимая лучшие элементы западной культуры, он до конца сохранил преклонение перед идеалами востока и перед цивилизацией и культурой, взрощенными на почве Азии. Глубоко признательный за все то, чем западная цивилизация способство вала «возрождению» Японии, он, тем не менее придавал громадное значение нравственным и умственным способностям, которые на протяжении столетий развивались под влиянием чисто восточной цивилизации. В убеждении, что восток должен сделать важный вклад в сокровищницу мировой мысли, он много времени посвящал литературной работе, стараясь таким образом познакомить запад с культурой и идеалами востока.
2014_01_25_06_002
Окакура был основателем и в течение десяти лет президентом Государственной Академии изящных искусств в Токио. Он принимал также деятельное участие в организации Государственного археологического комитета, целью которого было охранять и изучать древнее искусство Японии. В 1897 году от отказался от поста президента академии и основал в предместьи Токио частную школу под названием «Нииппон Биджютсу» или Японский Институт искусства. Здесь он быд руководителем и вдохновителем японской молодежи в изучении искусства. В нем жила душа артиста и поэта, которая свободно парила в светлом царстве мысли и воображения, и он обладал существенными качествами великого учителя. Читать далее…