Июл 30 2017

Керамика «раку»: японская традиция в интерпретации западных мастеров XX века

Произведения японской керамической династии Раку занимают особое, уникальное место в истории керамики и всего декоративно-прикладного искусства Японии. Династия киотоских мастеров сохраняет преемственность на протяжении пятнадцати поколений, продолжая создавать керамику в той же художественной традиции, в которой она зародилась в середине XVI века.

Изделия представителей династии Раку были изначально ориентированы не на массовое или даже серийное производство, а на создание уникальных произведений для узкого круга ценителей чайной церемонии тя-но ю. Репертуар мастерской, в основном, состоял из чаш для чая (тяван), курильниц (коро), реже встречаются коробочки для благовоний (кого) и вазы для цветочных аранжировок (кабин). Такое кажущееся ограничение возможностей мастеров Раку привело к совершенствованию и кристаллизации стиля мастерской. Все эти предметы несут яркий отпечаток индивидуальности мастеров, их создававших, и времени, которому они принадлежат. Читать далее…


Июл 25 2017

Ваби-тя. Часть 3

Часть 1, Часть 2, Часть 3

Размеры соан тясицу Сюко установил в четыре с половиной татами (около девяти квадратных метров) при высоте приблизительно в три метра. Наиболее ранний в истории тяною чайный интерьер (чайная комната Додзинсай) был построен Сюко во дворце Хигаясияма-доно Ёсимасы. Он помещался в домике Тогудо, ныне одном из двух сохранившихся от первоначального комплекса зданий. Слово тогудо состоит из иероглифов «восток», «искать» и «зал». Смысл же его должен быть изложен многими словами: «[Человек с] востока (намек на Дворец Восточной Горы, т. е. на самого Ёсимасу) ищет [Чистую Землю на Западе]». Соответственно, название намекает на приверженность Ёсимасы идеям школы Дзёдо, несмотря на его пострижение в дзэнские монахи (вполне, впрочем, формальное) и на дзэнские эстетические вкусы (вполне, надо полагать, искренние). Интимный характер церемонии, в которой обычно участвовало два-три и никак не более четырех-пяти человек, исключал необходимость большого пространства. К тому же размеры и не рассматривались Сюко как искусственно тесные. Напротив, они следовали размерам хижины Вималакирти, которая, как явствует из «Вималакирти-нирдеша сутры», вмещала, в представлении ее хозяина, всю Вселенную. Такая площадь хижины была освящена и собственно японской традицией — знаменитая келья Камо-но Тёмэя была не больше квадратного дзё (ходзё) — девять квадратных метров.

В небольшую нишу токонома Сюко стал вешать один свиток — пейзаж или каллиграфию. В интерьере сёин в токонома, как правило, помещались два-три свитка, Сюко, оставив один, повысил его эстетическую значимость и явственнее сделал философский смысл отношения единичного и единого. Иккю однажды подарил Сюко как удостоверение-инка бокусэки сунского мастера Юаньу, составителя «Биянь лу». Как известно из чайного трактата XVI в. «Яманоуэ содзи ки», Сюко повесил этот свиток в токонома и тем самым положил начало практике экспонирования в чайном интерьере каллиграфических надписей вместо живописных пейзажей. Свиток был самым важным элементом интерьера, своего рода условным кодом церемонии, пробуждавшим поле ассоциаций и задававшим тем самым настроение. Расположенный в нише против входа, он сразу привлекал внимание вошедшего и оставался смысловой и эмоциональной доминантой в течение всего чайного действа. Читать далее…


Июл 25 2017

Ваби-тя. Часть 2

Часть 1, Часть 2, Часть 3

Эйсай написал трактат о чае в двух книгах под названием «Кисса ёдзёки» («Записки о питье чая и сохранении жизни», 1211). Трактат начинается словами: «Чай — это эликсир для поддержания жизни». Эйсай пропагандировал чай с позиций даосской магической практики и тэндайского эзотерического буддизма. Собственно, дзэнского отношения к чаю, которое появится благодаря Иккю, у Эйсая еще нет, но тем не менее на его взглядах стоит остановиться подробнее.

Главной целью, которой служил чай, Эйсай объявил продление жизни и упрочение здоровья. Традиционные методы китайской медицины — иглоукалывание, прижигания, горячие источники — он считал малоэффективными во время последней эры «конца Закона». Эйсай опирался на даосское учение о том, что каждому органу соответствует определенный необходимый ему вкус. Печени — кислота, легким — острота, селезенке — сладость, почкам — соль, а самому главному (сердцу) — горечь. Сердцу также соответствует дух-шэнь, что ставит его в центр психического и физического здоровья человека.

Люди, считал Эйсай, обычно стремятся есть кислое, соленое, острое, сладкое, но почти никогда — горькое. Поэтому сердце часто слабеет и болеет, что удручающе сказывается на всех прочих органах. Поэтому, чтобы исцелить больное сердце и общую слабость, наиболее естественным и радикальным средством было, согласно Эйсаю, питье горького чая. «Так как сердце любит горький вкус, ваш дух и ваша энергия будут восстановлены посредством частого употребления чая», — учил он. Некоторые добавки к чаю, например ягоды тута, оказывали, по мнению Эйсая, чудодейственный эффект и при соблюдении надлежащих условий гарантировали бессмертие. Случаи обретения бессмертия в источниках не зафиксированы, но доподлинно известно, что, с подачи Эйсая, молодой сёгун Минамото Санэтомо лечился чаем от похмелья. Читать далее…


Июл 25 2017

Ваби-тя. Часть 1

Часть 1, Часть 2, Часть 3

Мурата Сюко является признанным основателем живущей и ныне традиции ритуализованного и эстетически оформленного питья чая — ваби-тя. Он первым в истории Японии получил титул «чайного мастера», от него через Такэно Дзёо и Сэн-но Рикю непрерывная линия мастеров продолжается до ныне живущего главы чайной школы Урасэнкэ — Сэн Сосицу XV. Но, как и в искусстве разбивки сада, а может и в большей степени, идеалами своего чайного культа Сюко обязан Иккю.

Роль Иккю в распространении чая в духе ваби известна довольно полно. Но, чтобы лучше уяснить значение его реформаторской деятельности, следует для полноты картины кратко очертить предысторию дзэнского Пути чая.

Для этого нужно обратиться к временам цзиньской династии (III в.), когда в Южном Китае (в юго-восточной провинции Юннань) начали употреблять отвар зеленых чайных листьев в медицинских целях. Иероглиф чай встречается еще в «Книге Песен», но твердо зафиксированный обычай питья чая возник не раньше первых веков новой эры. До этого, возможно, листья варили и ели. При Танах этот обычай стал весьма популярен, чай готовили из высушенных спрессованных листьев. В VIII в. известный литератор Лу Юй (728—804) написал «Чайный канон» («Чацзин»), книгу, ставшую важной вехой в истории чаепития в Китае, а затем в Японии. Наряду с практическими советами и указаниями по выращиванию, приготовлению и употреблению чая книга Лу Юя содержит антологию высказываний о чае китайских поэтов и ученых. Лу Юй широко прославился при жизни как чайный мастер, он почитался по всему Китаю не только как основатель Пути чая, но и как бог — покровитель кухни. Читать далее…


Июн 28 2017

Чайная утварь как художественный объект в традиции «Тяною» («Путь Чая»)

Искусство «Пути Чая» (яп. «Тядо», «Тяною») прошло долгий путь развития, вобрав в себя за прошедшие более, чем четыреста пятьдесят лет, многие аспекты японской и китайской культур, особенности религиозного мировоззрения, социального уклада, жизни и быта людей. Изучение всего этого огромного культурного наследия в теории и на практике и составляет процесс постижения «Пути Чая». Эстетико-художественная составляющая является одним из основных элементов при изучении искусства «Тядо».

Редкая красота от большого Мастера Гаэя Мацуямы (1916-1963)(Япония), чьи работы выставлены в музеях и украшают частные коллекции

В Японии издавна понятие «художественный объект» означало «ценный объект несравнимой красоты, созданный гениальным мастером с целью восхищения». Таким образом, не менее важной была идея восприятия художественного объекта не только самим мастером, но и «воспринимающей стороной» — зрителем, гостем чайной встречи. Не каждому человеку удается до конца разгадать и постичь истинную красоту, воплощенную в произведении искусства. Так в чайном действе было важно не только уметь правильно подобрать и использовать ту чайную утварь, внешняя и внутренняя красота которой гармонирует с общим настроем и темой чайного собрания. Не менее важно было участникам чайного действа развить в себе умение увидеть и воспринять истинную красоту предмета – внешнюю и сокрытую, внутреннюю (яп. «о-тя но би то кокоро»). Японские патриархи «Пути Чая» подчеркивали, что вещь не только сама по себе может являться уникальным произведением искусства; не менее важно то, насколько глубокое чувство восхищения и внутренний душевный отклик вызывает она у любующегося ею. Именно такой человек по-настоящему и создаёт произведение искусства, через акт «восприятия», а не только тот, кто дал миру его материальную оболочку. Читать далее…


Июн 19 2017

Керамика острова Садо

В Японском море расположен остров Садо, который известен своей редкой, дорогой и высококачественной глиной для производства чайной утвари. Эта глины бывает двух разновидностей: Мумйои Яки (красная) и Носака Яки (желтая). Традиционно мастера с острова Садо используют как раз эти 2 типа сырой глины для изготовления чайников. Глина красного цвета похож на исинскую глину Хун Ни (红泥), а жёлтая — на чжу ни.

Глина Носака очень эластична, а Мумйои имеет очень низкую вязкость и менее эластична. Мастера выявили, что если использовать 100% красной глины, то на гончарном круге невозможно будет сформовать форму чайника. Глина должна быть более эластичной. Таким образом, мастеру приходится добавлять определенный процент желтой глины, чтобы сделать глину достаточно эластичной. Читать далее…


Июн 14 2017

Керамика Рюкю

Ятимун (окинав.: 焼物) — общее название керамических изделий, производимых на островах архипелага Рюкю. В переводе с окинавского языка означает «керамика». Традиции ятимун зародились задолго до аннексии Японией, во времена существования независимого королевства Рюкю. Изделия подразделяются на неглазурованные (яп. 荒焼 араяки, окинав. ара-яти) и глазурованные пепельной глазурью (яп. 上焼 дзё:яки, окинав. дзё-яти). Большинство изделий составляют дзё-яти с характерными окинавскими изображениями и узорами, меньшую часть составляет керамика без глазурования ара-яти.

Цубоя Тобиканна пиала ручной росписи 1990х годов, ~ 170 мл.
Точное время начала производства керамики на Рюкю неизвестно, наиболее ранняя низкотемпературная керамика на архипелаге появилась в доисторические времена. На развитие керамических изделий на Окинаве повлияло появление в XIV веке деревни Кумэмура, в которой проживали китайские специалисты в областях науки и искусства. Проживающие рядом местные жители начали перенимать различные аспекты китайской культуры, в том числе и элементы декоративно-прикладного искусства. Однозначно установлено, что рюкюские гончары производили высокотемпературную керамику в начале XVI века: крупные кувшины и горшки для складирования сыпучих и жидких веществ, а также пиалы. Читать далее…


Май 28 2017

Керамика школы Раку – авангард и традиции

Чайные чашки в стиле раку превратились в один из символов Японии, не менее известный за её пределами, чем суси и манга. Однако история и философия традиционной японской керамики известны немногим. Мы приоткроем завесу над тайнами мира авангардных чайных чашек Раку.

Печать Раку Китидзаэмона XV-го

«Новая керамика»
Термин RAKU широко известен в западных странах в качестве собирательного названия для керамики, подвергаемой кратковременному обжигу при невысокой температуре (800-900 градусов). Однако мало кто знает, что её история начинается ещё в конце XVI века, когда основатель школы Раку, первый мастер по имени Тёдзиро, приступил к изготовлению чашек для чайной церемонии. Читать далее…


Май 20 2017

Чайные предметы Такэно Дзёо

По свидетельству современников в период своей активной деятельности на чайном поприще Такэно Дзёо использовал не только китайскую утварь, но и корейскую (из Корё), южноазиатскую (из Вьетнама), а также японскую, т. е. превзошел Сюко по разнообразию применявшихся в чайной церемонии вещей.

Старинный Ки-Сэто тяван 1960х годов прославленного Кавамуры Сэкидзана, печь Янаги Гама. Поставляется в оригинальном подписанном томобако

Дзёо предпочитал посуду небольшого размера, правильной формы, с гладкой поверхностью. Она выглядела изящной, притягивавшей к себе взгляд, и, по мнению К. Кадзуэ, затрагивала в человеке, с ней соприкасавшимся, некие чувственные, эротические струны. Поэтому к чашам, чайницам и чайным чашкам Дзёо применимо, как и к стихотворениям Фудзивара Тэйка, понятие ёдзё — «поддержание жизни». Читать далее…


Апр 10 2017

Керамика школы Раку: глубина, сокрытая в спокойствии

Сейчас на Западе чёрные японские чашки в стиле раку привлекают внимание ценителей. Такие чашки, созданные основателем школы, высоко ценил знаменитый матер чайной церемонии Сэн-но Рикю. Чем же привлекает западную публику японская безыскусная красота ваби, воплощённая в этих чашках? Мы спросили об этом 15-го главу школы Раку.

Раку Китидзаэмон рассматривает сделанную им чашку

Раку Китидзаэмон
15-й глава школы Раку, керамист. Возглавляет НКО «Художественный музей Раку». Родился в Токио в 1949 году, В 1973 году закончил отделение скульптуры Токийского университета искусств, потом два года учился в Италии. В 1981 году получил имя Китидзаэмон XV. Лауреат множества наград, в том числе Золотой медали Японской ассоциации керамистов. В 2000 году стал кавалером французского ордена Искусств и литературы. В Музее искусств Сагава в г. Морияма преф. Сига спроектировал отдел Раку Китидзаэмон и чайную комнату. Основные работы: «Мастер чашек для чайной церемонии» (Тяванъя, изд-во «Данкося»), «Раку: наследие японской чайной керамики» (RAKU: A Legacy of Japanese Tea Ceramics, в соавторстве, изд-во «Сэйгэнся»), коллекция произведений «Раку Китидзаэмон» (RAKU KICHIZAEMON, Художественный музей Раку) и другие. Читать далее…


Страница 1 из 23123...10...Последняя»