«Юньнань Пуэр Ча». Медленный чайный путь на лошадях

Введение
Период зарождения пуэрча
Период развития пуэрча
«Записки о пуэрча»
Мистический пуэрча
Период расцвета
Медленный чайный путь на лошадях
Районы произрастания пуэрча и виды деревьев, из которых делают пуэрча

В начале правления династии Мин правительство в целях перетягивания на свою сторону малочисленных народностей разрешило в Юннине (сейчас это место находится на территории североюньнаньского уезда Нинлан) свободную торговлю чаем и предоставило местным туземцам возможность обмениваться красной бахромой, войлоком, рубашками, рисом, тканями, воском, а также уже имевшимся в то время местным грубым чаем-ножницами (цзяньдао цуча), и чаем, ввозимым из Сычуани.
2016_02_13_01_005
В начале правления следующей династии, Цин, сбыт юньнаньского чая в Тибет проходил через Лицзян. Оттуда он попадал либо в тибетскую часть Юньнани (Чжундянь, переименованная недавно в Шангри-ла, и уезд Дэцинь), либо в Канцзан (сычуаньская часть Тибета). Чай, ввозимый в Канцзан, частично продавался в Мули, Сянчэне, Даочэне и Литане (ныне – уезды на юго-западе Сычуани – прим. перев.), частично, достигнув Дацзяньлу (ныне — Кандин), менял свою упаковку в юньнаньских бамбуковых корзинах на тюки из воловьей кожи и продолжал свой путь по канцзанскому направлению в Лхасу и другие места Тибета. Долгий путь был бесконечным, опасности подстерегали тяжёлые. Местные князьки и монастыри понастроили застав для взимания подорожных. Также нередко из-за поднимавшихся беспорядков на чайном пути возникали заторы. То есть торговцам требовалось поискать другие пути трансортировки чая. И была найдена линия Дэцинь – Биту – Банда – Гунбуцзянда – Мочжугунця – Лхаса. Каждый год весной они гнали своих мулов и лошадей, нагружая их под завязку пчелиным воском, ячьими хвостами, мускусом, кордицепсом (уникальный лекарственный препарат, сырьё для которого состоит из представителей флоры – особого грибка типа спорыньи и фауны – личинки мотылька, на котором грибок паразитирует, лечит огромное количество болезней – прим. перев.). На чайных рынках они выменивали на всё это чай и возвращались обратно в Тибет.

В пределах провинции Юньнань транспортировка чая осуществлялась силами носильщиков и одновременно караванами каждой народности. В те времена среди носильщиков было много женщин-инородцев – выходцев из [уезда] Шипин. Каждый год они большими компаниями направлялись в чайные горы чтобы доставить чай, принадлежащий торговцам, в Пуэр. В цинские времена правителю области Инань (тогда – южная часть Юньнани), поэт Шэнь Шоу Жун (沈寿榕) в своих стихах написал: «Шипинские женщины народности И укрепляют пояс и ноги, выходя из дома, громко смеются над тем, что мужчины слабы / Но нынче далёк путь в горы, где делают чай. Чайные листья тонки словно наложниц судьба / А что делать с трудной судьбой, слушать, как поют на гребне быстрые песни. / В такт песням хлопать, кричать и пускаться в пляс, Сердце хозяина не понимает, сколь тяжка наложниц судьба / Правитель не видит, / Что в считанных семьях южнее Пуэра, где есть сымаосский чай / Молодёжь пьёт чай, забывая вино, а ведь пьяные тянутся к поясу, ищут кинжалы».

Помимо носильщиков караваны из Хунхэ, Шипина и Цзянчэна также в большом количестве снаряжались в горы для транспортировки чая. Несмотря на то, что себестоимость переноски носильщиками вьюков на раннем этапе была относительно низкой, из-за малого количества переносимых вьюков, сравнительно медленной скорости носильщиков в пути и достаточно высокого удельного веса расходов на транспортировку такой способ доставки чая впоследствии постепенно был заменён на караванный.

Чай доезжал до Сымао или Пуэра, потом разделялся. Одну его часть караваны, состоящие из представителей народностей наси, хуэй, хань, бай и других, через Юаньцзян и Юйси везли в Куньмин, вторая по линии Цзингу – Цзиндун – Наньцзянь – Сянъюнь попадала в Лицзян.

В конце династии Цин и начале эпохи Республики (начало 20-го века) с классическими чайно-караванными путями и средствами транспортировки начали происходить изменения. Прежде всего пуэрча через Цзянчэн стал достигать Лаоса и оттуда сбываться во Вьетнам, Таиланд и страны южных морей. В 15-й год Гуансюя (1889) была построена застава Мэнцзы. По этому коридору вдоль Хунхэ (Красной реки), а позже по юньнаньско-вьетнамской железной дороге пуэрча стал экспортироваться. В первые годы Республики также начал развиваться новый транзитный чайный путь через Мьянму и Индию в направлении Тибета с использованием караванов, поездов и кораблей.. У этого пути было два преимущества. Во-первых, Индия и Мьянма не взимали таможенных пошлин с чая, отправлявшегося в Тибет. Во-вторых, период доставки был относительно коротким: примерно за 40 дней чай достигал Лхасы. В то же время к перевозке чая внутри Юньнани присоединились представители тибетских племён и народности ва. К тому же из-за того, что они под мышками носили ружья, а на поясе – ножи, их колонны были огромными, да плюс сверхдоблестные люди хорошо были организованы, очень быстро на чайно-лошадином пути появились свежие силы.

После образования КНР юньнаньская система сообщений не переставала развиваться. Поначалу вьючно-караванная доставка сменилась транспортировкой на повозках. Потом постепенно повозки были вытеснены автомобилями, вплоть до того, что караваны и повозки были полностью изгнаны с арены транспортировки чая.

Обобщая сказанное, в периоды Мин и Цин из Пуэра как центра в направлении внутренних районов страны и за её пределы исходило 5 «чамагудао».

  • Первый был официальным (官茶马大道, гуаньчамададао) и вёл из Пуэра через Куньмин во все внутренние провинции Китая, Пекин, а на юг через Чели и Фохай к Дало на мьянмской границе. Эта ветка среди всех чамагудао была самой важной, именно по ней в Куньмин на мулах и лошадях доставляли императорский пуэрча. Также множество старых прославленных торговых марок пуэрча из Пуэра через Сымао, Чели (ныне – Цзинхун) и Фохай (ныне – Мэнхай) доезжало до границы с Мьянмой (в Юньнани – Дало, в Мьянме – Цзиндун, не путать с юньнаньским) и затем отправлялось в Тибет, Европу и другие страны.
  • Второй путь был тибетским чамагудао (关藏茶马大道, гуаньцзан чамададао). Через Сягуань, Лицзян, Чжундянь (ныне – Шангри-ла) он въезжал в Тибет, а потом из Лхасы перенаправлялся в Непал и другие страны. Перевозка на данном чамагудао осуществлялась, в основном, большими караванами тибетских племён.
  • Третья ветка – цзянлайская (江莱茶马道, цзянлайчамадао). Через Цзянчэн и вьетнамский Лайчжоу пуэрча поставлялся в Таиланд, Сингапур, Малайзию, Гонконг и другие места.
  • Четвёртое направление – ханьцзийское (旱季茶马道). Из Пуэра чай шёл через Сымао, [затем – на запад], в Ночжаду переправлялся через реку Ланьцан, далее до Мэнлянь и попадал в Бирму.
  • Пятый путь, мэнласский (勐腊茶马道) использовался для сбыта пуэрча в северных районах Лаоса.

В пределах нынешнего уезда Нинъэр (до апреля 2007-го года назывался уезд Пуэр, а раньше это было расположение Пуэрфу – прим. перев.) всё ещё сохранилось три места, где имеются относительно целостные останки чамагудао. Первое, «Развалины чамагудао», расположено на территории посёлка Нинъэр, деревни Миньчжу, на пустоши Чаань. Примерно 2 км тянется древняя дорога из горного камня: в полудевственном лесу лежат одиночные плиты, покосившиеся и вздыбленные. Второе находится в районе посёлка Мохэй, в местечке Кунцюэпин – это развалины официального пути. А третье является остатками ханьцзийской ветки, и его можно найти на территории села Тунсинь. На каменных плитах тех древних дорог отчётливо можно увидеть отпечатки конских копыт, свидетельствующие о былой славе «чамагудао». По этим чайно-караванным дорогам пуэрча попал во все веси Поднебесной, и далеко за её пределы: в Сингапур, Малайзию, Мьянму, Таиланд, Францию, Англию, Корею, Японию, Гонконг, Макао, Тайвань и другие государства и районы. Благодаря чамагудао этот чай прославился на всём земном шаре. В классическом китайском романе «Сон в красном тереме», всемирно известном романе «Война и мир» и других произведениях мировой литературы описываются чаепития с пуэрча. В наши дни марка «Пуэрча» стала для людей мира известной, узнаваемой и любимой.Караваны остались в прошлом, но когда мы пьём пуэрча, мы всё ещё можем вспомнить про них, вспомнить ими оставленные легенды – героические, романтические и трагические. Являясь одним из фундаментальных столпов в процессе создания пуэрча, эти караваны оставили ценителям этого чая очень много пространства для мысленных путешествий.
2016_02_13_01_013
2016_02_13_01_014
2016_02_13_01_015
2016_02_13_01_016
2016_02_13_01_017
2016_02_13_01_018
2016_02_13_01_019
2016_02_13_01_020

Чжоу Хун Цзе (Zhou Hongjie, 周红杰)
2016_02_13_01_001Родился в ноябре 1962 года. В 1984, окончил с Юго-западный Сельскохозяйственный Университет по отделению чаеводство. В 1997 году окончил аспирантуру Юньнаньского Сельскохозяйственного Университета. В 2001-ом стал научным советником Таиландского Аграрного Университета. В течение 2005-2008 годов неоднакратно приглашался для обмена опытом чаепроизводителями Малайзии, Сингапура, Гонконга, Южной Кореи и Тайваня.
В настоящее время является профессором Сельскохозяйственного Университета провинции Юньнань, вице-президентом НИИ чая Пуэр, заместителем директора Сертификационного Центра чая Пуэр, заместителем Генерального секретаря Китайской международной ассоциации чайной культуры, Директором института чайной промышленности провинции Юньнань.
Является обладателем огромного ряда призов в области чайной промышленности. Редактор большого количества научно-технических журналов и газет, является автором более 30 книг о чае Пуэр, опубликовал более 50 научных статей, принимает активное участие в разработке стандартов производства чая Пуэр. В 2007 году был удостоен звания выдающийся педагог.

Чжоу Хун Цзе «Юньнань Пуэрча»
Перевод Сергея Кошеверова, 2009
Источник: http://chryzolit.livejournal.com


Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Обсуждение закрыто.