Китайская чайная церемония

Традиция чаепития в Китае насчитывает не одно тысячелетие. За это время было выработано множество способов приготовления чая, предназначенных поддержания физиологического здоровья и бодрости душевного состояния в повседневности. Так появились не только чаепитие на каждый день, но и изысканные способы для исключительных случаев.
2015_11_14_01_001
Поскольку чаепитие рождало в человеке утонченные чувства — возвышенные и даже торжественные – на Западе их стали называть «церемонией». На китайском же это чайное действо звучит как «ЧА ЛИ» (кит. ир. 茶礼, пиньинь Chá lǐ), что означает «искусство чая». ГУНФУЧА (кит. ир. 功夫茶, пиньинь Gōngfuchá), переводится как время, затраченное на постижение чая, сокращенно «чайное мастерство».

Самое раннее упоминание этого термина в Китае связанно с литературным эссе автора Юань Мэя от 51 года правления цинской династии. Юань Мэй путешествовал осенью в горах У-и. Там он посетил для отдыха один из местных буддийских монастырей. Для восстановления физических сил и укрепления состояния духа, он был угощён горным чаем. Под впечатлением процесса заваривания чая в чайнике из глины местности Янсянь (Исин), вкусовых ощущений приготовленного напитка, Юань Мэй написал: «…обращение монаха с заваркой и чайной посудой очень впечатлило: движения были точными, в них не было ничего лишнего. Он не старался мне, как высокопоставленному лицу, угодить, и это тоже отражалось в действах монаха» При всей мягкости и простоте движений рук – они были незримо сильны внутренним движением, и чай получился таким же. Я увидел и ощутил настоящее мастерство заваривания чая — «гунфу-ча». Конечно же, как всякое исключительное действие при утонченных сопереживаниях, проявление мастерства при обращении с чаем является моделью всего мирового процесса, суть которого наиболее точно выражена в китайской мудрости о том, что нет ничего постоянного, кроме самих перемен. Силы Инь и Ян, «+» и «–», постоянно сменяют друг друга, взаимоопределяя и дополняя друг друга. Символический смысл этого ‘ритуала’ выражен в переворачивании чашечек и вкушении энергий Инь и Ян, при использовании тайваньского способа чаепития.

ГУНФУЧА формирует особую атмосферу и утонченное настроение. Предметы, окружающие вас во время чаепития, приятны для глаз, музыка услаждает слух, и в чайное действо включаются детали. Соответственно, личность ведущего церемонии имеет огромное значение для правильного протекания чаепития. Удивительным образом его роль и незаметна и определяющая одновременно, поскольку ведущий чутко чувствует состояние, создаваемое чаем, и мягко реагирует на любые изменения, не давая участникам уклониться далеко в сторону. У каждого мастера ГУНФУЧА есть свой опыт, свое умение, свои приемы. Можно сказать, что чай способствует зарождению атмосферы, а мастер ее структурирует. Для Чайной Церемонии используют все виды чаев. Отличительной особенностью же чая Улун является выраженная возможность насладиться всеми четырьмя «особенностями» чая: ароматом, цветом настоя, вкусом чая, и формой листа.

Для того, чтобы взаимодействие с чаем было более полным и глубоким, в чайных церемониях используется специальная посуда. Сначала чай, предназначенный для заварки, насыпается в «Чайную коробочку» — Чахэ; с ее помощью участники чаепития имеют возможность «познакомиться» с чаем. Для каждого человека выставляется две чашки, называемые чайной парой: высокая узкая чашка (Сянбэй) предназначена для восприятия аромата, а низкая широкая чашка (Пинъбэй) — для наслаждения цветом и вкусом чая. Чаще всего чашки ставятся на маленький поднос-подставку (Бэйчжань). Это удобно для наливания чая и формирует композиционное единство чашек. При проведении чайной церемонии кроме чайника-заварника (Чаху) применяют также сливник (Чахай), что означает «Море чая». По форме он напоминает сосуд для молока, используемый во время чаепития в Европе.

Чайные пары, заварник и сливник обычно устанавливаются на чайную доску (Чапань). Чай засыпают в заварник и заливают кипятком. Первую заливку используют для того, чтобы смыть чайную пыль с заварки, смыть аромат предыдущего чая с чашек, для того чтобы дать толчок развития чаю. Вода, используемая для приготовления чая, едва ли не самый важный элемент всего действа. Для заварки чая мы используем только родниковую воду. Она варится на открытом огне, причем важно точно уловить момент готовности кипятка. Вторую и последующие порции заливают в заварник по мере выпивания чая, а настой переливают в чахай. Из этого сосуда чай разливается в высокие чашки, которые тут же накрываются широкими чашечками. Эта конструкция переворачивается и передается участникам чаепития. Приподняв высокую чашку ее подносят к носу, закрывают глаза и вдыхают аромат, настраивая свое восприятие. Затем пьют чай, внимательно наблюдая за своими ощущениями. Когда чай выпит, всю процедуру повторяют. И так несколько раз, до тех пор, пока чай не потеряет свой вкус и аромат. При повторных заливках можно увеличивать время настаивания чая. В промежутках между заливками можно с удовольствием наблюдать метаморфозы, происходящие с чайными листьями.

Философская сущность состоит в том, что чаепитие просто не может быть суетливым. После того, как действо началось, измерения пространства увеличиваются. Вы вдруг понимаете, что все происходящее в жизни гораздо объемнее. За чайным столиком от начала церемонии и до ее окончания приходит ощущение, что человек способен осознать себя и достичь того, что ему нужно в жизни, или можно наслаждаться минутой, или углубиться в собственные мысли (гунфуча – прекрасный антураж для таких мыслей) – в такие моменты человек хозяин себе и своим мыслям, часто ли случается такое в нашей жизни?

Стихотворение поэта Ху Туна, ставшим хрестоматийным в современных китайских изданиях о чае, посвященному семи состояниям-ощущениям во время пития семи пиал чая:

«Увлажнила губы первая пиала, В горле так, как в первый дождь весной.
Вторая – тает чувство одиночества и грусти.
Третья – кишечник оросила: Уплывают мысли о безысходном бытии; Вспоминаются трактаты старины. После четвертой – пот росой на лбу, Отвлекаюсь от забот семьи, Управы.
Пятая… в костях легко и жилах – Неужели телом молодею?
Медленно шестую пригублю – Просыпается душа.
Седьмая-душа поет в груди, Руки – легче облаков на небе, Вспоминаю юность я опять.»

2015_11_14_01_002
2015_11_14_01_003
2015_11_14_01_004
2015_11_14_01_005
Источник: http://www.china-voyage.com


Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Обсуждение закрыто.