В. Д. Кисляков. Пути развития отечественного чаеводства. 1954 г.

(К итогам работ Объединенной комплексной экспедиции
по развитию культуры чая Академии наук СССР)

Чай — важный предмет народного потребления, и всемерное расши­рение его производства имеет большое государственное значение. В директивах XIX съезда КПСС по пятому пятилетнему плану раз­вития СССР дано задание: увеличить за пятилетие валовой урожай сор­тового зеленого чайного листа примерно, на 75%, площадь чайных плантаций — «а 60%; в 2 раза увеличить продажу населению чая.
2015_10_26_01_001
Сентябрьский и февральско-мартовский пленумы ЦК КПСС в целях дальнейшего развития производства чая признали необходимым прове­сти дополнительные меры по повышению его урожайности и качества, по расширению площади под этой культурой.

Чай — продукт двух сопряженных производственных процессов: сель­скохозяйственного — возделывания чайного куста — и промышленного — переработки чайного листа.

В этой статье затрагиваются только вопросы, связанные с чаевод­ством, и преимущественно с фондами «чаепригодных земель» и условия­ми их освоения под чайные плантации.

В дореволюционной России чай был импортным продуктом. Он вво­зился из Китая, Индии, с Цейлона на 60—70 млн. золотых рублей еже­годно. Площадь чайных плантаций в царской России к 1916 году состав­ляла около 900 га. Царское правительство, получавшее ежегодно до 95 млн. рублей дохода от пошлин на чай и железнодорожных тарифов, не было заинтересовано в развитии отечественного чаеводства.

После Великой Октябрьской социалистической революции ввоз чая в молодую Советскую республику почти прекратился. В это время и встал вопрос о необходимости создания собственного чайного хозяйства про­мышленного значения.
В исключительно тяжелых условиях гражданской войны, голода и разрухи, в 1919 году в издании Российской Академии наук было опу­бликовано исследование В. Н. Любименко «Чай и его культура в Рос­сии». Автор правильно утверждал, что в Советской России для культуры чая открываются широкие перспективы и что наше Закавказье может стать крупным промышленным районом чаеводства.

В годы первой пятилетки в нашей стране была создана первая база промышленного отечественного чаеводства в Западной Грузии. В 30-х го­дах культура чая была продвинута в Азербайджан и на Черноморское побережье Краснодарского края.

Развитие чайной культуры в стране сопровождалось успешным раз­витием оригинальных научных работ советских ученых в области биоло­гии, селекции, агротехники и технологии чая. С середины 30-х годов под руководством академика А. Н. Баха, а после его смерти — под руковод­ством академиков А. И. Опарина и А. Л. Кирсанова развивается иссле­довательская работа по биохимии чая в Академии наук СССР. Выра­стает отечественная школа советских биохимиков чайного производства. В содружестве с технологами чайных фабрик Грузии разрабатываются научные основы биохимии и технологии чая.

За последние годы научные учреждения Академии наук СССР (Со­вет по изучению производительных сил, институты Почвенный, Геогра­фии, Биохимии, Физиологии растений, Ботанический, Экономики, Глав­ный ботанический сад, Крымский, Молдавский, Киргизский, Дальневос­точный и Сахалинский филиалы), академии наук Азербайджанской, Ка­захской, Узбекской, Туркменской, Таджикской ССР и институты Мини­стерства сельского хозяйства СССР провели широкие почвенно-климати-ческие исследования в Грузии, Азербайджане, Краснодарском крае, Закарпатье, Молдавии, Крыму, Средней Азии и на Дальнем Востоке с целью выявления земель, пригодных для дальнейшего развития культу­ры чая.

В настоящее время площадь чайных плантаций в СССР превышает 70 тыс. га, в том числе в Грузии — 60,5, в Азербайджане — до 6,5 и в Краснодарском крае — до 3 тыс. га. Однако расчеты показывают, что для полного удовлетворения потребности населения СССР в чае отече­ственного производства площадь чайных плантаций должна быть дове­дена до 100 тыс. га, т. е. потребуется заложить около 30 тыс. га новых плантаций, ликвидировать изреженность и поднять урожайность суще­ствующих чайных насаждений.

Проведенные исследования внесли определенную ясность в вопрос о том, где и какими чаепригодными землями, мы располагаем для этой цели, каких мелиоративных мероприятий они требуют и какие нужны примерно капиталовложения для хозяйственного освоения тех или иных категорий этих земель.

Чаепригодными являются земли с мощными плодородными почвами, по своей химической реакции лежащими в кислом интервале и находя­щиеся в климатических условиях с суммой активных температур до 3500°, без летних засух, с высокой влажностью воздуха летом и без сильных морозов зимой, особенно при отсутствии снежного покрова. Для культуры чая не могут быть использованы щелочные почвы, земли забо­лоченные, с высоким уровнем грунтовых вод, а также расположенные на крутых склонах.

При выявлении чаепригодных земель в субтропических зонах Прикас-YvYto ‘ft 4«$wmk>^vr. ‘йшк.талосъ, ято обишршле, шюш.адд их покрыты суб­тропическими лесами. В течение долгого времени вопрос о возможность использования таких площадей под чайные плантации оставался дискус­сионным. В результате обследования было установлено, что под лесами в Ленкоранской зоне Азербайджана находится около 10 тыс. га чаепри­годных земель. Однако площади, занятые лесом, под чайные плантации использовать нецелесообразно. Леса Ленкоранской зоны имеют исклю­чительно важное народнохозяйственное значение. В них сохранился^ряд реликтовых видов, ведущих начало от третичного периода.

Ценнейшие древесные породы этих лесов отличаются особенно высоким качеством древесины (железное дерево, дуб каштанолистный, дзельква и другие). Под культуру чая без ущерба для лесного хозяйства в этой зоне может быть использовано не более 1,5 тыс. га земель, занятых редколесьем и малоценными кустарниками.

Аналогичные выводы были сделаны в итоге выполненного еще ранее обследования Черноморского побережья Краснодарского края (от границ Грузии на север до Михайловского перевала), где значительные фонды чаепригодных земель также оказались занятыми лесами, которые имеют здесь курортное, противоэрозионное и климатоохранное значение. Как и в Азербайджане, использование этих площадей под чайные плантации признано нецелесообразным. Применительно к лесам обоих районов были разработаны и предложены мероприятия по обогащению их новыми породами деревьев, по созданию государственных лесных заповедников и т. д.

Всего в Ленкоранской зоне выявлено 10,4 тыс. га земель, пригодных для освоения под чайные плантации, из которых земли I группы (не тре­бующие сложных предварительных мелиоративных работ) составляют 1,3 тыс. га, а земли II группы (нуждающиеся в коренной мелиорации для улучшения водно-физических свойств) —9,1 тыс. га. При этом более по­ловины земель II группы находится в районе, граничащем с засушливой Муганской степью, в худших для культуры чая климатических условиях по сравнению с чаепроизводящими Ленкоранским и Астаринским райо­нами.
В Азербайджане была обследована также Закатальская зона, где земель I группы не выявлено, а земли II группы составляют 1,5 тыс. га.

Кроме того, в обеих зонах выявлено 15,2 тыс. га условно пригодных под культуру чая земель, требующих длительной коренной мелиорации для улучшения физических свойств и проведения специальных мероприя­тий для изменения щелочной реакции почвы до слабокислой.

На все чаепригодные земли в колхозах составлены детальные почвен­ные карты. Изучены физические, физико-химические и агрохимические свойства всех закартированных почв и на этой основе разработаны агро­мелиоративные характеристики основных типов почв Ленкоранской зоны. Рекомендованы мелиоративные мероприятия (открытый, закрытый, кро­товый дренаж, мероприятия по борьбе с верховодкой, система планиро­вочных работ, дозировка удобрений, система создания однородного па­хотного слоя), однако до широкого внедрения в практику они должны быть подвергнуты предварительным опытно-производственным испыта­ниям.

В итоге проведенных работ установлено, что площадь чайных планта­ций в Азербайджанской ССР можно довести к 1960 году до 10 тыс. га (с 6,5 тыс. га) путем полного освоения чаепригодных земель I группы (1,3 тыс. га) и лучших из чаепригодных земель II группы (до 2,5 тыс. га). Освоение же всего выявленного в Азербайджане фонда чаепригодных земель II группы находится в зависимости от результатов опытно-произ­водственной проверки эффективности рекомендованных мелиоративных мероприятий.

Приведенные фактические данные коренным образом меняют сложив­шиеся ранее неправильные и ничем не обоснованные представления с перспективах чаеводства в Азербайджанской ССР и, в частности, опро­вергают утверждения о том, что в Азербайджане целесообразно исполь­зовать 30—40 тыс. га земель для закладки новых чайных плантаций (см. «Известия Академии наук СССР. Отделение экономики и права», № 3, 1951, стр. 215).

Почвенно-климатические обследования в районах Черноморского побережья Краснодарского края показали, что здесь при известных усло­виях (строительство межколхозных и внутриколхозных дорог, проведе­ние ряда организационных мероприятий и др.) площадь под чайными плантациями можно довести к I960 году с 3 до 4,5 тыс. га (Адлерский и Лазаревский районы), не затрагивая лесов государственного фонда, а также смытых почв, требующих длительных и сложных мелиоративных работ.

С точки зрения рационального использования природных, экономиче­ских и организационных условий было весьма важно установить, какими резервами чаепригодных земель располагает наша первая отечественная субтропическая база — Грузия. На основе почвенно-климатических обсле­дований, проведенных учреждениями Министерства сельского хозяйства СССР, а также опытных и производственных данных установлено, что в Западной Грузии площадь под чайными плантациями может быть рас­ширена к 1960 году с 60,5 до 84 тыс. га.

Таким образом, общую площадь чайных плантаций в Грузии, Азер­байджане ,и, на Черноморском побережье Краснодарского края можно довести с 70 до 98,5 тыс. га. Исследования показали, что такой рост мо­жет быть обеспечен почти полностью за счет земель I группы (за ис­ключением 2,5 тыс. га земель II группы в Ленкоранской зоне), что даст государству крупную экономию на капитальных вложениях, неизбежных при освоении земель II группы.
Исследования, связанные с развитием культуры чая, не ограничива­лись «старыми» районами чаеводства. Была изучена возможность возде­лывания чая в ряде более северных районов — в предгорной зоне Краснодарского края, в Северной Осетии, Дагестанской АССР, Молдав­ской ССР, Закарпатской области, в Крыму, республиках Средней Азии (Казахской, Киргизской, Узбекской, Таджикской и Туркменской ССР), на Дальнем Востоке (в Приморье, на Южном Сахалине и на острове Кунашири Курильской гряды).

С народнохозяйственной точки зрения тот или иной новый для чай­ной культуры район может представлять интерес только в том случае, если его природные и экономические условия позволяют развивать эту культуру в промышленных масштабах. Поэтому в перспективных новых районах производились комплексные агрогеографические исследования. В их программу, наряду с изучением почвенно-климатических усло­вий, играющих главную роль, входили также эколого-биологические на­блюдения, изучение рельефа и других элементов природной обстановки района с точки зрения их влияния на культуру чайного растения и воз­можностей направленного их изменения. Ориентировочно выявлялись запасы чаепригодных земель.

Важную часть агрогеографических исследований составляли опытные посевы чайного растения. Сеть участков таких посевов была заложена по широкому эколого-географическому профилю, охватившему возвышен­ные части Молдавии, среднегорный пояс Вулканического’ хребта Карпат, северные и южные склоны Крымских гор, предгорья Северного Кавказа, Тянь-Шаня, Памиро-Алая, южные склоны Гиесарского хребта и Копет-Дага на высоте от 800 до 2200 м над уровнем моря. В Южном Приморье опытные участки были расположены на отрогах Сихотэ-Алиня и на тер­ритории боковых хребтов Маньчжурских гор. Опытные посевы были про­изведены на Южном Сахалине и острове Кунашири. Всего было зало­жено по определенной методике более 70 опытных участков.

Кроме того, в Закарпатье и в предгорной зоне Северо-Западного Кав­каза были заложены опытные чайные плантации в колхозах и совхозах.

Установлено, что для внедрения существующих сортов чая в промышленных масштабах необходимые условия имеются только в двух послед­них районах.

В Закарпатье должно быть начато опытно-производственное освоение земельных участков в пределах предгорной полосы Ужгород-Хустскоп> хребта Карпатских гор, где выделено и закартировано около 80 тыс. га чаепригодных земель. Этот район находится в общем в благоприятных для чая климатических условиях, хотя зимой здесь бывают иногда зна­чительные холода.

Морозы и весенние заморозки при неустойчивом зимнем снежном по­крове требуют особых приемов агротехники возделывания чайного куста. Повидимому, целесообразно применять летнее притенение чайных сеян­цев на плантациях и зимнее укрытие их в течение первых двух лет. Этот вопрос еще не вполне разрешен.

‘В настоящее время размеры опытно-производственных участков чая в колхозах Закарпатья достигают 75 га. На этих участках начата работа по переделке природы чайного растения (мичуринским методом ступенчатой акклиматизации) в направлении его приспособления к новой экологической обстановке. Всесоюзным институтом чая уже получены местные чайные семена, которые использованы для первых опытных посевов. Есть полное основание ожидать, что периодические зимние холода в Закарпатье не будут опасны для чайного растения мест­ной репродукции.
Полученный закарпатский чай по качеству не уступает грузинскому.

В Закарпатье необходимо уже серьезно ставить работу по внедрению культуры чая: начать углубленную разработку вопросов агротехники и селекции чайного растения, расширить закладку опытно-производствен­ных чайных плантаций в колхозах и приступить к созданию чайного совхоза. К I960 году целесообразно заложить здесь до 1000 га опытно-производственных посевов чайного куста. Следует отметить, что экономи­ческие условия Закарпатья особо благоприятны для развития промыш­ленного чаеводства.

Второй перспективный новый район для чайной культуры — предгорья Северо-Западного Кавказа в пределах Краснодарского края. В колхо­зах и совхозах Горяче-Ключевского, Майкопского, Тульского, Туапсин-ского и Апшеронокого районов уже заложено 500 га опытно-производ­ственных плантаций чая; их площадь можно довести к 1960 году до 1000 га. Как и в Закарпатье, здесь получены и высеяны первые семена чая местной репродукции, что позволяет более уверенно говорить о перспективах чаеводства в предгорной зоне, хотя, конечно, придется еще много работать над созданием нужной для чайного растения агротех­ники.

В Молдавии, как показали опыты, чайный куст может достаточно успешно развиваться на кислых почвах при наличии комплекса эколо­гических условий, создающихся в лесных просеках, где имеются уже цветущие кусты чая. Ближайшая задача — получение местных семян чайного растения.

Вполне вероятно, что в будущем в Молдавии при плановом облесе­нии ее обширных безлесных территорий могут быть созданы специаль­ные лесо-чайные насаждения и лесо-чайные совхозы промышленного значения.
Возможности культуры чая в Крыму пока ограничены. Чаеводство может развиваться лишь на южных склонах Крымских гор при ороше­нии и преимущественно в экологических условиях лесных просек. Однако возможность использования под культуру чая существующих лесных площадей исключается, так же как и в Молдавии.

На опорном пункте опытной станции в Северной Осетии ведутся ра­боты по получению местных семян чайного растения. Эти работы следует продолжить, так как положительные результаты их будут иметь боль­шое практическое значение не только для Северной Осетии, но и для всей обширной предгорной полосы Северо-Западного Кавказа, где, как уже указывалось, в последние годы заложены сотни гектаров чайных плантаций.

В Южном Казахстане, на юге Киргизии и в Узбекистане было про­ведено испытание культуры чая в ореднегорных районах. Испытание дало обнадеживающие результаты. На Бостандыкской базе Академии наук Казахской ССР получены местные семена чайного растения. Вы­явленный фонд чаепригодных земель в этих республиках достигает 4 тыс. га и при дальнейших исследованиях, очевидно, может быть уве­личен.

Природные условия изученных территорий Таджикистана, Туркмении, Южного Приморья, Южного Сахалина и острова Кунашири оказались для культуры чая неблагоприятными.

Таким образом, исследования последних лет существенно расширили и уточнили прежние представления о природных ресурсах наших «ста­рых» чайных зон и о возможностях промышленной культуры чая в «но­вых» районах. Умножились наши знания о комплексе природных усло­вий изученных зон, что имеет и общее научное значение. Получены цен­ные обширные картографические и другие исследовательские материалы, позволяющие на объективной научной основе развивать и совершенство­вать чаеводство. Разработаны вопросы специализации «чаепроизводящих» зон.

В общем итоге Советский Союз располагает вполне реальными воз­можностями для удовлетворения потребностей населения в отечествен­ном чае. Имеются резервы и для дальнейшего роста отечественного чайного хозяйства. СССР, наряду с Китаем, Индией, Цейлоном и Индо­незией, входит в число крупнейших чаепроизводящих стран мира.
Однако ограниченные фонды чаепригодных земель в «новых» райо­нах заставляют очень остро поставить вопрос о необходимости резкого подъема урожайности чайного куста, более правильного и полного ис­пользования под чайные плантации природных ресурсов «старых» районов чайной культуры — Грузии, Азербайджана, Краснодарского края.

Наши передовые чаеводы, лучшие чайные колхозы и совхозы достиг­ли замечательных результатов в выращивании чайного куста и сборе полноценного чайного листа. Но их опыт крайне медленно внедряется в производство. В погоне за количественными показателями отдельные чае­воды прибегают к неправильному сбору листа, что ухудшает качество готового чая. Задача агротехников и селекционеров состоит в том, чтобы обеспечить получение высококачественного чайного сырья. В борьбе за решение этой задачи большая роль принадлежит и чайным фабрикам, которые не всегда предъявляют достаточно жесткие требования к сырью, поступающему в переработку.

Одним из узких мест, тормозящих дальнейшее развитие чаеводства, является ручной сбор чайного листа, связанный с огромной потребностью в рабочей силе. Февральско-мартовский Пленум ЦК КПСС особо ука­зал на необходимость осуществить в ближайшие годы механизацию этого процесса. Механизированный сбор во много раз поднимет произ­водительность труда в чаеводстве, высвободит значительное количество рабочей силы и значительно снизит все еще высокую себестоимость чай­ного сырья.

Задача организации высокопроизводительного чайного хозяйства тре­бует более решительной электрификации производственных процессов в чайных зонах. Исследования, проведенные на Черноморском побережье Краснодарского края, позволили разработать проблему электрификации колхозов и совхозов побережья. Академией наук Азербайджанской ССР составлены принципиальные схемы возможных гидроэнергетиче­ских установок, определены потенциальные и реальные мощности водотоков, составлены схемы-карты размещения и проектирования гидроэлектростанций в чайных зонах Азербайджана.

Установлена высокая эффективность орошения чайных плантаций в Азербайджанской ССР. Для орошения рекомендовано использовать воды осенне-зимнего стока, накопляемые в водохранилищах. Меженные воды рек и подземные воды (минерализованные и щелочные) Ленкоранокой зоны для этой цели непригодны ввиду опасности подщелачиваяия поч­вы, которое может повлечь за собой гибель плантаций. Разработаны схемы водоснабжения чаеводческих хозяйств.
Рациональное чайное хозяйство требует значительного количества органических удобрений; решение этого вопроса непосредственно связано с развитием животноводства. Между тем чайное хозяйство в Грузии, Азербайджане и Краснодарском крае отличается крайне узкой специа­лизацией.

Почвенные, климатические, почвенно-мелиоративные, агрохимические, а также комплексные сельскохозяйственные исследования (по полевод­ству, кормовой базе, животноводству, механизации сельского хозяйства, трудовым ресурсам и т. д.) позволили разработать агро-экономическое микрорайонирование Адлерско-Лазаревской и Ленкоранской чайных зон. Схемы перспективного микрорайонирования построены с учетом экономических и природных условий колхозов и совхозов, причем в основу этих схем положен принцип организации многоотраслевых хозяйств с ведущей культурой чая.
Карты-схемы районирования и объяснительный текст к ним дают производству необходимую основу для перспективного и текущего пла­нирования мероприятий по комплексному развитию чаеводства в этих зонах в сочетании с другими отраслями сельского хозяйства (животно­водством, овощеводством, субтропическим плодоводством и садовод­ством) . Реализация этих предложений поднимет культуру, производи­тельность, экономичность чайного хозяйства и доходы колхозников.

Дальнейшие исследования по проблеме культуры чая в субтропиче­ских зонах Грузии, Азербайджана, Краснодарского края и в перспек­тивных «новых» районах должны носить характер углубленных стацио­нарных работ. Внимание должно быть направлено на разрешение глав­ным образом агробиологических (агротехнических, семеноводческих, селекционных) и почвенно-мелиоративных задач, на переделку почвы и природы самого чайного растения.

Освоение новых земель и подъем урожайности существующих план­таций, настойчивая работа по улучшению качества чая — таковы задачи советских чаеводов и работников чайной промышленности.
2015_10_26_01_002

Доктор сельскохозяйственных наук В. Д. Кисляков.
1954 г.
Источник: http://ras.ru


Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Обсуждение закрыто.