История чайного Уишаня. Часть 3. Династия Сун

Часть 1. Династия Хань
Часть 2. Династия Тан
Часть 3. Династия Сун
Часть 4. Династия Юань
Часть 5. Династия Мин
Часть 6. Династия Цин и улуны (1)
Часть 6. Династия Цин и улуны (2)

Продолжаю публиковать переводы из «Чайного канона У И» «武夷茶经» под редакцией Сяо Тяньси (萧天喜), посвящённые чайной истории этого региона.
2015_10_21_04_010
Глава 3. В династию Сун уишаньский чай входит в фазу расцвета.
В сунские времена Уишань уже стал объектом пристального внимания со стороны императорского двора, сюда неоднократно посылались его представители для вручения императорских регалий и назначались чиновники на должность управляющих даосского храма Мощного Покровительства (Чунъюгуань,冲佑观).
2015_10_21_04_001
Храм Мощного Покровительства (Чунъюгуань) так же известен как Дворец У И.

Поэтому с каждым днём росло число образованных людей и представителей правящей элиты, приезжающих сюда с целью путешествия или отшельничества. Особенно после переноса сунской столицы на юг в Ханчжоу (1127 год, смена эпохи Северная Сун на Южную) поток приезжающих сюда вырос как на дрожжах. Прогулки по горам, пробование чая, участие в чайных состязаниях, да и просто заваривание чая уже стали благородными занятиями образованных людей. Среди них были такие знаменитости сунской эпохи как Тао Гу, Фань Чжунъянь, Су Ши, Лю Цзыхуэй, Юань Шу, Цю Чун, Чэнь Мэнгэн, Чжу Си, Хань Юаньцзи, Бо Юйчань, Оуян Сю, Цзэн Гун, Хуан Тинцзянь, Сюн Хэ, Чжан Фу и другие описали и прославили уишаньские чаи в своих произведениях.
2015_10_21_04_002
Река Чунъян, одна из главных составляющих реки Цзянь. Слева — район настоящих утёсов.

В династию Сун чай из У И уже стал представителем и важной составляющей цзяньских чаёв. Уезд Чунъань, к которому относился Уишань, равно как и уезд Цзянь подчинялись основанному в 621-м году городу Цзяньчжоу (до этого времени начиная со 196-го года н.э. эта территория называлась уездом Цзяньань). В свою очередь Цзяньчжоу в 1162-м году был переименован в округ Цзяньнин, и само собой, производимый на территории округа чай назывался цзяньским (или цзяньаньским). Поэтому понятие «цзяньский чай» включает чаи, которые делались на территории подчинения Цзяньчжоу / Цзяньнину, то есть на двух берегах реки Цзянь, а чаи с Северного сада и из У И были его представителями. Поскольку в танские времена названия уишаньских чаёв были лучше известны, нежели цзяньские, то фактически чай из Цзяньани и позже появившиеся чаи Северного Сада (Бэйюаньча) вышли отсюда. «Зачастую бывало, что сановник, прибывавший в Фуцзянь на должность инспектора, изменял технологию создания чая». «В 933-м году Чжан Яньхуэй передал казне во владение чайный сад на горе Феникса в районе Цзяньоу …и гору Фэншань стали называть Бэй Юань (Северным садом)».
2015_10_21_04_003
Фениксовая гора возле города Цзяньоу, на которой располагался Северный сад — главный императорский чайный сад эпохи Сун

Позднее Ли Хоучжу, император династии Южная Тан (годы правления 961-975) послал своего спецпредставителя в Цзяньчжоу для учреждения там драконьих (то есть императорских) жаровен, которые бы производили императорский чай. Этот представитель должен был руководить производством и контролировать поставки цзяньского чая к императорскому двору, гарантируя качество чая из драконьих жаровен. Таким образом цзяньские чаи получили статус императорских (см. статью Чжэн Лишэня «История бэйюаньского чая» в издании «Аграрная археология» за второй квартал 1991-го года). Это всё происходило уже после того, как появились записи о том, что в Уишани имеется чай. И когда управляющими по чайной дани из провинции Фуцзянь служили Дин Вэй (годы жизни 966-1037) и Цай Сян (годы жизни 1012-1067), контролировавшие поставки чая
2015_10_21_04_004
Цай Сян, создатель чая Малые Драконьи Комки, его в Уишане недолюбливали, потому что он выгребал там самый лучший чай.

Драконьи Комки (Лунтуань) ко двору, среди тех чаёв были в том числе и уишные. Позже этих двух чиновников упоминает в своём произведении «Восхищение от личи» Су Ши, великий литератор и государственный деятель эпохи Сун: «Вы же видите, как по берегам речек в У И зёрнышками рассыпаны почки. Сначала Дин, потом Цай отбирали их в свои корзинки, боролись за свежекупленное, выражая свою благосклонность, и каждый год на соревнованиях по отбору добивались поступления этого чая в казённые закрома». («Полное собрание сочинений Су Дунпо», том 12). Поэтому у цинского поэта Дун Тяньгуна (жил в 18-м веке и являлся настоящим уишаньцем из деревни Цаодунь) в его «Впечатлениях о том, как в прежние времена императорский чайный сад производил чай для подношения» имеются также обвинительные строки в адрес Северного Сада и Цая Сяна лично: «Зернистые почки в У И собирались и преподносились Небесному дому, … Подношения начинались прекрасно, но Дуань Мин навсегда всё испоганил». Дуань Мин как раз была кличка Цай Сяна. Это всё подтверждает тот факт, что в блинчиках чая, которые Дин и Цай распоряжались подносить императору, содержался уишный чай. Живший с Дин Вэем приблизительно в одно время литератор и политик Фань Чжунъянь (989-1052) начинает свою «Песню о том, как с Чжан Минем занимаюсь доуча» следующими строками: «Из года в год весна приходит с юго-востока, на речке Цзянь сначала теплеет, и тихо вскрывается лед. Чудесные чайные почки по берегам реки венчают Поднебесную, их бессмертные из У И с давних времен собирали». Этот текст так же подтверждает то, что в те времена цзяньский чай включал в себя уишный, который «бессмертные из У И с давних времён собирали».
2015_10_21_04_005
Скульптурная композиция в чайном парке Уишаня, изображающая сцену чайных состязаний.

Чайные состязания «доуча» уже стали использоваться в Уишане для отбора чая-дани и как объект культурного развлечения. Среди многочисленных описаний его людьми культуры наиболее эталонным считается вышеупомянутое стихотворение Фань Чжунъяня. В этом произведении всесторонне и живо описана картина того, как в те времена в Уишане доуча занимали умы людей. С помощью всего 300 иероглифов автор знакомит нас с местом произрастания уишного чая, климатом, легендами, сбором и обработкой, завариванием, ароматом и вкусом чая, техникой оттачивания мастерства, способом любования чаем, равно как чувствами и переживаниями победителей и проигравших в ходе чайного состязания, ценностью чая и т. д. Уишаньская чайная культура была важным вкладом в общекитайскую чайную традицию, и для изучения чайных дел в сунские времена имеет важную ценность.
2015_10_21_04_006
Чжу Си, один из основателей учения о великом принципе (неоконфуцианстве)

У чая из У И возникли тесные связи с учением Конфуция и даосизмом, он стал напитком для регулировки процессов познания мира и питания жизни. Когда сунский неоконфуцианец Чжу Си в Уишане набирал себе учеников для коллективного обучения и писал свои книги, то он тоже активно в своей практике использовал чай. С помощью оного можно прийти в себя, выйти из сложной ситуации и завязать крепкую дружбу. А особое пристрастие философ питал к уишаньским чаям, написал «Чайные косогоры», «Чайную печь», «Весеннюю долину» и другие чайные стихотворения. К тому же он проявил недюжинную оригинальность, выдолбив в огромном камне, лежащем в русле реки Цзюцюй (9 поворотов) в районе 5-го поворота, лунку под очаг для того чтобы варить над ней чай. Он приглашал друзей попить чаю, полюбоваться пейзажем, вести непринуждённые беседы и декламировать стихи. Его стихотворение «Чайная печь» является точным описанием ситуации того времени.
2015_10_21_04_007
Чайная печка Чжу Си

Вот строчки оттуда: «Бессмертный старец оставил в наследство каменную печь. / Как будто ровно посередине воды. / Пьёт в направлении плывущих лодок. / Чайный дымок вьётся тонким ароматом». Когда учитель Чжу с друзьями на торчащем из воды камне пил чистый напиток, само собой они испытывали безграничную радость. Во все времена путешественники, проплывая мимо этого камня, как будто могли наяву увидеть картину того наслаждения, когда, выпив чаю, друзья сочиняют стихи и тут же декламируют их, или придумывают тексты, отражающие их ощущения. Говорят, что некогда Чжу Си собственноручно посадил чайное деревце, и вкус того чая был превосходен. Позже в силу того, что монахи были не в состоянии выполнить требования чиновников, эти кусты пришлось погубить.

В Уишане занимался практикой даосского самосовершенствования один из пяти патриархов южной школы — Бо Юйчань (1131-?), второе имя — Байсоу (Седовласый Старец), прозвище — Цюнгуань (чиновник из Цюнчжоу). Местом его прописки был фуцзяньский уезд Миньцин, хотя родился он в Цюнчжоу (ныне — остров Хайнань).
2015_10_21_04_008
Бо Юйчань, патриарх даосской школы Нэйдань (Внутренней Киновари)

Отец его рано умер, мать вторично вышла замуж, и мальчику дали фамилию отчима — Бай (Бо). Юйчань с малых лет отличался смышлёностью, уже в семь лет мог слагать стихи, однако многократно проваливался на чиновничьих экзаменах и в итоге не стал познавать суету этого мира, подавшись в монахи. На путь даоса он встал в гуандунских горах Лофушань, после чего много путешествовал по разным знаменитым горам и большим рекам, и в конце концов поселился в уишаньской обители Полной Остановки (Чжичжиань). В Уишане он прожил и практиковал в течение 13 лет, затем в годы правления под девизом Цзядин (1208-1224) по вызову отправился в столицу обучать своей практике и получил высокое одобрение императора. Никогда не знал, где ему в этот день придётся ночевать. После смерти был канонизирован как Пурпурно-зелёный Праведник (Цзыцин Чжэньжэнь).
2015_10_21_04_009
Очаровательный храм Полной Остановки (Чжи Чжи Ань)

Бо Юйчань мог стремительно сочинять и писать тексты, обладал глубочайшей эрудицией, писал очень сочно. Среди его монографий имеются «Книга о добродетели» (“Даодэ Баочжан”, 《道德宝章》), “Собрание нефритовых высот, написанное г-ном Бо по прозвищу Цюнгуань” (《琼琯白先生玉隆集》) в шести свитках, “Уишаньский альманах Бо Юйчаня по прозвищу Цюнгуань” (《琼琯白玉蟾武夷集》) в восьми свитках и т. д. Цинский Дун Тяньгун в своих «Записях об Уишане» собрал более 20 текстов Бо, имевших отношение к Уишаню, в немалой части которых описывались уишаньские чаи. В его стихотворении «Уишаньский чай» имеются такие строки: «Перед пиком Ладоней Бессмертного жила семья небожителей. / Как ни приходит какой-либо гость, у них варится свежий чай на сильном огне. / Хозяин показывает вдаль, там в зелёной волшебной дымке / Скала отвесная разрезает струю водопада на снежные хлопья». (взято из «Чайного собрания. Стихи о чае» минского Юй Чжэна, изданного в 1612-м году). Из этого можно увидеть, что сей даос, полностью отдавшийся практике самосовершенствования, испытывал весьма глубокие чувства по отношению к уишаньской воде и прекрасному чаю.

В сунские времена в Уишане главным образом делались чаи Драконьи Комки и Фениксовые Блины, и весьма отборные. В эту эпоху в Уишане не только необычайно процветали производство чая, сбор, обработка и питьё, но и очень ярко развернулось также чайное искусство.

Продолжение следует
Сергей Кошеверов
21 октября 2015 г.
Источник: https://www.facebook.com/kosheverov


Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Обсуждение закрыто.