Значение Томска на Чайном Пути

Становление Томска как города-крепости совпало с освоением Московским государством Сибири, налаживанием отношений с азиатскими соседями, формированием самобытной сибирской культуры, в которой тесно переплелись обычаи местных этносов, пришлых казаков, переселенцев с европейской России и народностей, сосланных в Сибирь. Определенный отпечаток в истории города оставило и нахождение Томска на «Чайном пути».
2014_01_20_04_001
В конце XVI века русские казаки под руководством Ермака, разгромив войско сибирского хана Кучума, начали освоение сибирских земель. Местные племена, которые первыми добровольно переходили в Российские подданство, получали не только освобождение от ясыка (дани), но и высокую милость быть принятыми лично царем. Так случилось и с Тояном — князем небольшого татарского племени эушта, жившего в XVII веке на берегах реки Томи.

20 января 1604 Тоян прибыл в Москву и подал царю челобитную с просьбой о приёме его племени под власть Московского государства и возведении в его эуштинской земле города. Уже 27 сентября 1604 по указу Бориса Годунова в непосредственной близости от поселения эуштинцев (Тоянов городка, территория современного Тимирязево) был построен острог, получивший название Томск. Томский острог на весь XVII век стал важным стратегическим военным центром. Именно из Томска отряды казаков уходили на восток на поиски новых земель. Несколько дипломатических миссий, в составе некоторых из них был и князь Тоян, отправлялись отсюда на Алтай, в Монголию и Китай.

В 1619 году из Томска отправился в поездку в Пекин казак Иван Петлин; целью экспедиции было установление политических и торговых отношений с Китаем – это было первое после присоединения Сибири русское посольство в Китай. В 1638 году другой томский казак Василий Старков привез от Алтын-хана (Северо-Западная Монголия) ко двору Михаила Федоровича первый в Европе чай. (Тогда как в Европу впервые чай будет завезен голландцами только в 1648 г.) Известно, что при дворе чай приняли не сразу и сначала он использовался в европейской России как сугубо лекарственное средство.

К началу XVIII века русские границы отодвинулись далеко на юг и восток Сибири и Томская крепость утратила свое военное значение, а стержнем городской жизни стал Сибирский, или Московско-Иркутский тракт. С этого же времени Томск превратился в место активной транзитной торговли, быстро рос, в последствии став одним из самых крупных в Сибири.

Развитие соседских отношений

«Сношения западной Сибири или вернее южных частей Енисейской и Томской губернии с западным Китаем начались давно, но не были регулярными, и сама торговля не шла далее пограничных сделок», — пишет в своем обзоре истории чайной торговли России А.Г. Субботин («Чай и чайная торговля в России и других государствах», 1892 г.).

XVII век был временем стремительного расселения русских в Зауралье, где они вступали в общение с местными коренными жителями, имевшими контакт с китайцами, а на крайнем юго-востоке – и лично с самими китайцами.

Поскольку первые сибирские города, включая Томск, являлись военными укреплениями, то торговля и обмен товаров с местным населением и «инородцами» происходила за их пределами, но в непосредственной близости. Так в напротив устья реки Ушайка, на берегу реки Томи, у летней стоянки князя Тояна проходил Калмацкий торг. По некоторым данным это было древнее торговое и обменное место, действующее еще до основания Томска. Сюда, минуя переправу через Обь у русской крепости Уртам, по дороге шли караваны с юга, а с севера, по Оби и ее притокам, на легких лодках-обласках поднимались к торгу с мехами аборигены Сибири. В 1608/1609 году торг был принят под попечительство томских воевод, установивших сбор от торговли. Именно здесь проходил обмен товарами, привезенными из соседних регионов кочевниками.

Кочевники были многочисленны, в частности, на юге Западной Сибири кочевали тюркоязычные племена, которых русские называли двоеданами, так как некоторое время они платили дань и западным монголам и России, начавшей закрепляться в предгорьях Алтая. Уже при первых контактах русских с местными жителями складывались торговые отношения на всем протяжении кочевий. Бытовая необходимость побуждала кочевников выменивать меха и кожи на русские товары. Через их посредство русские стали получать и чай. Затем, оттеснив двоеданов, они установили контакты с монголами, а позже – и непосредственно с китайцами. Постепенно определялись места более удобные для меновой торговли. Такими стали китайские пограничные пикеты. Ближайший из них находился в Западной Сибири у реки Чуи. Путь к китайским пикетам налаживался постепенно по кочевым дорогам, по охотничьим тропам, вдоль речных долин и через горные перевалы.

Договорные отношения

Новая эпоха в торговле с Китаем начинается с конца XVII века. В 1689 году был подписан первый русско-китайский Нерчинский договор, положивший начало официальным отношениям между Россией и Китаем

Договор давал русским купцам право приезжать и торговать в Китае. Правительство царя Петра I решило сосредоточить торговлю с Китаем в своих руках. Ценнейшие виды пушнины — соболь и черно-бурая лисица — были объявлены товарами казенной монополии. Руководство русско-китайской торговлей и организация казенных караванов были возложены на Сибирский приказ. Караваны отправлялись ежегодно, причем во избежание перебоев в момент пребывания одного каравана в Китае другой готовился в Сибири.

Распродажа русских товаров, привезенных караваном, и закупка китайских товаров занимали несколько месяцев. Стоимость казенных товаров, вывозимых из России караванами, быстро возрастала, особенно с 1706 г., когда частная караванная торговля была запрещена. К этому времени Китай становился крупным мировым поставщиком чая, и китайское купечество было заинтересовано в русском рынке для этого товара. В России же чай потреблялся пока лишь местным населением Сибири и Прикаспия, спрос которого царскими чиновниками не учитывался, в результате чего казенные караваны чай не закупали.

Только в 1679 году заключен договор с Китаем о постоянных поставках чая в Россию. К этому моменту сибиряки чай уже знали. Для русского населения Сибири чай за XVII- XVIII века стал продуктом не только знакомым, но хорошо освоенным и использовавшимся в различных вариантах приготовления. «В Москве было известно, что в сибирских городах тамошние жители пьют шар, который вывозят из Китая» (шар – низший и самый дешевый сорт чая, продаваемый в Сибири).

12 (22) ноября 1689 года вышел царский указ о строительстве тракта, соединяющего Москву с Сибирью, однако на протяжении 40 лет это решение оставалось на бумаге.

При Петре I путь из Европы в Азию по-прежнему состоял из множества сухопутных дорог, волоков, водных путей. Только 20 августа 1727 года был подписан Буринский договор (трактат) об установлении границы вблизи будущего города Кяхты, и 21 октября 1727 г. — Кяхтинский договор (трактат), определивший политические и торговые отношения между двумя странами. Три года спустя правительство принялось, наконец, за обустройство Сибирского тракта; окончательно оно было завершено только в середине XIX века.

Сибирский чайный путь

2014_01_20_04_002Основным способом транспортировки товаров до строительства Сибирского тракта оставался водный транспорт. Из Кяхты товары доставляли до реки Селенга, там их перегружали на барки и другие суда. По Селенге суда доходили до Верхнеудинска, и через Байкал, Иркутск, реки Ангара и Енисей доходили до Енисейска. Из Енисейска по Маковскому волоку переходили в реки Кеть, Обь. В Томске товары «весновали», и с началом новой навигации отправляли в Тобольск, и далее в Нижний Новгород, Москву и Петербург.

Из книги А.Г. Субботина: «Большая часть чаев отправляется из Кяхты зимою, с января по апрель, остальные преимущественно осенью и в декабре. Чай, отправленные в ноябре и позднее, идет по зимнему пути в Ирбит: первый путь свершается во время навигации сплавом по Селенге или сухопутьем до Байкала, по так называемому коммерческому тракту, затем по кругобайкальской дороге, или по льду через Байкал; от Иркутска – по тракту на Красноярск, Томск, Каинс, ст. Еланскую, Ишим и Тюмень. До Ирбита доходит в 50-90 дней. Чаи, отправленные из Иркутска в феврале и марте доходят на санях до Томска, где ждут открытия навигации и везутся на пароходах по рекам Томи, Оби,, Иртышу, Тоболу, Турь до Тюмени, откуда идут до Перьми – прежде по торговому тракту, а теперь по железной дороге, от Перьми на пароходе по Каме и Волги в Нижний Новгород, а оттуда по ж.д. в Москву» («Чай и чайная торговля в России», 1892 г.)

Оставался актуальным и караванный путь через Алтайские горы. «Путь к китайским пикетам налаживался постепенно по кочевым дорогам, по охотничьим тропам, вдоль речных долин и через горные перевалы. В некоторых местах приходилось преодолевать опасные кручи, нависавшие над руслом реки, так называемые бомы…. Все эти препятствия, предоставляемые природою, преодолеваются нашими купцами, ездящими на Чую и отправляющими туда каждый год несколько караванов с товарами. К Чуе наиболее доступен был путь из г. Бийска. Русским купцам требовалось шесть дней для того, чтобы пройти к месту торга, а караванам с товарами – десять. Вдоль этого пути купцы начали строить промежуточные склады, возле них основывались заимки», — из книги В.А. Липинской «Чай в русской культуре» (16-нач.20 вв) Сборник «Хмельное и иное. Напитки народов мира». Одним из первых селений, появившимся вблизи границы с Западной Монголией стал Кош-Агач. Позже, к концу XIX века, на деньги, собранные по подписке местной администрацией, дорогу улучшили – путь был расширен, наиболее крутые бомы подорваны. «Так создался чайный тракт по инициативе местных русских жителей и на их средства, была проложена самая красивая сухопутная дорога на юге Западной Сибири – Чуйский тракт. За Бийском дорога вливалась в местные пути, которые соединяли между собой горнозаводские поселения и выходили на центральный Сибирский или Московский тракт».

Точную дату начала строительства Сибирского тракта, по которому почти три столетия перевозили китайский чай, назвать невозможно, поскольку отдельные его участки возводились и осваивались в разное время.

Тракт в Сибири составлялся из ряда сухопутных дорог, самой старой из которых была дорога до Тобольска. Участок Тюмень — Тобольск был промерен и обеспечен ямщиками с 1601 года, позже получил почтовые станции, Тобольско-Тарский участок к 1745 году имел уже 20 почтовых станций. Далее на восток от Тары до Томска шёл участок, который в начале 40-х годов ХVIII в. был снабжён верстовыми столбами, а в 1761 году получил название тракта.

Томско-Красноярский и Красноярско-Иркутский участки возникли между 1726 и 1731 годами, проведение их стало возможно после установления безопасности этих местах в связи с откочёвкой на юг енисейских кыргызов, частичной заселённостью данных мест русскими крестьянами. Самые восточные участки Иркутск-Beрхнеудинск и Верхнеудинск-Нерчинск, а также путь на Кяхту долгое время были обеспечены лишь редкими зимовьями и частично оставались верховыми тропами.

Построенный в итоге Сибирский тракт шёл из Кяхты в Нерчинск, затем — Верхнеудинск, Иркутск Енисейск, Томск, Колывань, Каинск, Тару, Тобольск, Тюмень, Екатеринбург, Кунгур, Пермь, Осу, Казань, Козьмодемьянск, Арзамас, Муром в Москву.

В середине XVIII века путь тракта изменился на более южный: от Тюмени он шёл через Ялуторовск, Ишим, Омск, Томск, Ачинск и Красноярск до Иркутска и далее как ранее.

В Томске память о Сибирском тракте до сих пор сохранилась в названиях двух улиц — Иркутского тракта, идущего на восток и Московского тракта, идущего на юго-запад, к месту бывшей переправы, а теперь «старого» коммунального моста через Томь.

В конце XIX века Сибирский тракт уже не мог удовлетворить транспортные потребности российской экономики, что стало причиной сооружения железнодорожной Транссибирской магистрали. Все это время Томск был значимым транзитным пунктом.

Очень важным для томской чайной истории стал 1903 год — завершилось строительство Транссибирской магистрали. Основным транспортным узлом постепенно стал Новониколаевск (Новосибирск). Открытие регулярных перевозок по железной дороге положили конец караванной торговле, хотя чайная торговля по сухопутному пути продолжалась до 1929 года. Вместе с тем благодаря скорости доставки, чай в России значительно дешевеет, а его употребление становится массовым.

«Чайные» нововведения

2014_01_20_04_003Торговля чаем стала в Сибири необычайно прибыльным делом, поэтому доставкой чая из Китая в Сибирь занималось множество людей, зарабатывали на чайной популярности и сопутствующие предприятия – гостиные и постоялые дворы, трактиры, бани, кожевенные производства, свою долю доходов получало и государство. Уже на заре чайной торговли этот продукт стал приносить России огромные прибыли. В 1760 году государственная казна получила из Кяхты 20%, а в 1775-м — 38,5% всех таможенных поступлений России. Способствовала чайная торговля строительству дорог, появлению новых сибирских городов, быстрому росту существующих.

Алгоритм доставки чая на запад был сложен, на доставку его в Европейскую часть страны по разным данным и в разные временные периоды уходило от пяти месяцев до двух лет.

«Чаи приходят в Кяхту больше всего осенью, первые в конце сентября; движение почти круглый год, за исключением июня и июля. Перед отправлением из Кяхты ящик чая поступает в ширку (зашивка в кожу), которая исполняется особой артелью. Кожи бычачьи, коровьи и конския размачиваются в воде, потом ими обшивают ящики, шерстью внутрь, затем нарезают знаки: номера, буквы, обозначающие сорта, имена и фамилии хозяев. … Когда чай выписывается из кяхтинского гостиного двора, то с каждого места взимается особый сбор, называемый аксиденцией. Обшитые в кожи чайные места укладываются на воза и отправляется в Иркутск, где их подвергают таможенному осмотру и подвязывают свинцовые пломбы. До 30-х годов (XIX в.) перевозка от Кяхты поручалась прикащикам; ямщикам чай сдавался без веса, а числом ящиков, что было источником наживы для сопровождающих обоз…. Прежде, когда не было солидных доставщиков, отправка чая сдавалась только на части пути, по дистанциям на передаточных, коих до Москвы было пять: от Кяхты до Иркутска (557 верст), от Иркутска до Томска (1, 554 версты), от Томска до Тюмени (1, 768 версты), от Тюмени до Казани (1,236 версты), затем до Москвы (823 версты), теперь (конец XIX века) остаются три первые, так как от Тюмени редко возят на лошадях». (Субботин А.Г.)

Часть чая по пути расхищалась доставщиками, которые «очень усердно пускали в ход совки», что составляло новую неизбежную потерю торговца (в дополнение к тому, что в сухую погоду чай усыхает и вес его уменьшается), к концу XIX века этот обычай прекратился». Чайные обозы представляли также обильную пищу для придорожных воров, срезавших цыбики (деревянные ящики, оплетенные 2-3 раза камышом, «цибик» — с монгольского — «оплетенный камышом»).

Доставить чай из Кяхты через Сибирь и Урал в Москву и Петербург было делом нелегким и по причине плохого состояние российских дорог. Купечество было заинтересовано в развитии дорожной сети. Уже в 1767 году в Уложенную комиссию поступила жалоба от купечества на «неблаговидное» состояние дорог в России. Так, по подписям, купцы начали вкладывать средства в прокладку дорог, а после спонсировать общественные начинания по улучшению городской жизни, вкладывать в развитие образования, здравоохранения и культуры.

Томская чайная история к XIX-нач. XX вв.

Поскольку Томск был одним из узловых пунктов чайного пути, а чай пользовался огромным спросом и предприимчивые томские жители быстро сколачивали на торговле чаем огромные состояния.
2014_01_20_04_004
Одними из самых известных Томских чаеторговцев было семейство купцов Кухтереных.

Новосибирский историк О.Н. Катионов, работая с архивами, обнаружил, что дед и отец, знаменитого томского купца Евграфа Николаева Кухтерина, были ямщиками и ходили в артели с другими ямщиками- связочниками, доставляя купеческие клади из Тюмени в Томск и Ирбит.

С развитием пароходства центр ямской гоньбы переместился в Томск, где скапливались грузы для Восточной Сибири и Китая и куда по этой причине перебрались многие доставщики из Тюмени — Пушниковы, Родионовы, Шешуковы. Сделал такой же шаг и Евграф Кухтерин, который тоже начинал свой бизнес с ямского дела.

В Томске Кухтеринское семейство поселилось на Иркутской улице (ныне ул. Пушкина), невдалеке от Воскресенской церкви. Усадьба стояла как раз по ходу движения обозов по Сибирскому тракту, представляя собой огромный двор для разгрузки товаров, здесь же располагались многочисленные службы, амбары, склады. В фонде Томского городового маклера сохранились десятки контрактов, которые фирма Е. Кухтерина заключила с разными фирмами о доставке грузов в Москву, Тюмень, Ирбит, Нижний Новгород, Казань, Иркутск, Кяхту, Ленские, Енисейские прииски. О размахе дела говорит тот факт, что в зиму 1886-1887 г. транспортная контора Е. Кухтерина перевезла 750 тыс. пуд. клади. Для этого понадобилось 3 тыс. ямщиков, которые управляли 15 тыс. возов, а всего в тот год через Томск прошло около 70 тыс. возов (данные из работы О.Н. Катионова «Некоторые итоги изучения роли извозного промысла в капиталистическом развитии Сибири») .

15 июля 1887 г. была зарегистрирована коммерческая фирма – торговый дома «Евграф Кухтерин и сыновья». Учредителем фирмы стал сам Евграф Николаевич, а полным членом-распорядителем назвал старшего, 26-летнего сына Алексея. Тот и подписал документ, как и все прочие контракты фирмы, «за безграмотностью» родителя.

Торговые операции Кухтериных начались с продажи чая, со временем расширялись и обороты, и ассортимент. По свидетельству «Сибирского торгово-промышленного календаря», Кухтерины торговали оптом и в розницу чаем, спичками, мукой, сахаром, мясом, спиртом. Кроме того, они владели конным заводом, пасекой. Промышленное дело братья начали с устройства в 1893 г. спичечной фабрики, затем стали владельцами мукомольной мельницы и винокуренного завода, были акционерами городской электростанции.

С развитием пароходства, томские купцы стали вкладываться в доставку груза по Сибири речным путем. Так в 1852 г. томский купец Тецков, селенгинские купцы Марьин и Кондинский вместе с иркутским Хаминовым образовали компанию «Опыт» для перевозки грузов между Томском и Тюменью. Они заказали в Бельгии железный пароход со 100-сильным двигателем, который в 1853 г. был собран в Тюмени, получил название «Ермак» и с 1854 г, начал свою работу.

Во второй половине XIX в Томске были построены промежуточные чайные склады, на которых оставляли товар, чтобы «не ронять цену на ярмарке». Стал меняться и характер торговли чаем – помимо ярмарок и базаров, в Сибири стали открываться бакалейные магазины и магазины колониальных товаров.

«Специальные магазины для розничной торговли чаем находятся во всех значительных городах России. Одни из них торгуют чаями собственной выписки прямо из Китая, другие получают от других крупных, оптовых и розничных фирм… Чай продается во всех так называемых колониальных магазинах, в бакалейных и мелочных лавках, иногда даже в галантерейных магазинах и в мелких банкирских контор; как товар чистый и занимающий мало места, он удобно может быть продаваем в неспециальных торговых заведениях, тем более, что цена его не вызывает сомнения и ясно помечена на его обложке

Все более или менее крупные чаеторговцы выпускают свои объявления отдельными листами для ознакомления публики с качеством и ценами чаев. Этими же объявлениями пользуются для рекламы с целью восхваления своей фирмы и привлечения покупателей. » (А.Г.Субботин)
2014_01_20_04_005
Множество чайных лавочек, где продавались также сахар и сладости находились в торговых рядах на Базарной площади (современна пл.Ленина. Торговые ряды были взорваны в конце 70-ых г. XX века по указанию Егора Легачева, на их месте были выстроены Белый дом г. Томска и здание Драмтеатра.) Базарные ряды были удобно расположены рядом с городской пристанью, куда прибывали пароходы с грузами.

Дореволюционные эксперты чайного дела в России отмечали, что «для Сибири в особенности чай составляет центральную отрасль торговли, которая дает тон другим сторонам местной экономической жизни». (1892 г.)

Однако, к концу XIX века, доставка чая из Китая морским путем стала дешевле, значение Кяхты и сухопутного чайного пути через нее упало; перевозка чая через Сибирь в Европу стала невыгодна. После завершение строительства Транссибирской железнодорожной магистрали окончательно изменилась схема транспортировки чая и других китайских товаров, исключив из нее Томск.

Осенью 1907 г. в томских газетах появилось объявление о прекращении транспортирования кладей фирмой Кухтериных с 1 января будущего 1908 г. Кухтерины благодарили «господ грузоотправителей за оказанное доверие в течение многих лет».

Сибирская чайная специфика

«До половины XIX века только в Сибири и у кочевых народов был уже в ходу кирпичный чай», — пишет Субботин. Косвенным подтверждением того, что в Сибири чай распространяется быстрее и иначе, чем в европейской части России, в частности более распространен прессованный чай, подтверждает и возникновение специфических слов в языке русских сибиряков.

Так в обиход было введено понятие шар (дешевый чай, низшего сорта) и кирпичного чая. Китайские чайные с брикеты были зеленые и черные. Зеленый прессованный чай имел форму плоской плитки (12,5х12,5х2,5 см) весом от 0, 5 кг и больше. Черный прессованный чай был крупнее (20х30х2,5 см) и около 2,5 кг. Именно в соответствии с формой он получил название кирпичный, который в Сибири назывался так же толстым. Толстый чай хорошо раскупали во внутренних городах и селеньях Сибири, куда его доставляли гужевым транспортом. Чайные караваны бухарцев, шедшие через пограничные пикеты на р. Чуи доходили даже до Тобольска. Путь туда длился до шести месяцев; когда чай доставлялся в северные окраины, то кирпичи трескались и крошились, отчего на севере его стали называть глыбками.

В общении с китайцами и монголами сибиряки усваивали и свойственны им способы употребления. В повседневном быту варили прессованный чай. Брикет дробили ножиком в специальной деревянной крошельнице. Заваривали кипятком в ценинном чайнике, давали разопреть и разливали по чашкам и стаканам. Термин «ценинный» историк-археолог Иван Забелин считал производным от слова «синас»- так в Европе называли Китай; сине-белые майоликовые керамические изделия именовались «ценинными», то есть «китайскими».

Часто в Сибири варили чай в котлах или чугунках, а пили его из глиняных или деревянных плошек, а также чашек китайского производства. Позже в Сибири, так же как и во всей России широко распространились самовары.

«В поле и на охоте заваривали чай в котелках. Зеленый прессованный чай также крошили и засыпали в котелок с кипящей водой». При этом в некоторых местностях появлялись свои особенности чаепития. Например, в Томской губернии завтрак (5-7 часов утра) называлась чаева пора. В Иркутской губернии для улучшения вкуса отвара опускали чужир – белый камень с кисло-соленым привкусом.

«Сибирские казаки толкли кирпичный чай в ступе, высыпали в чугунок с кипящей водой, проваривали в русской печи. Затем переливали напиток в высокие глиняные миски – байдары, и долго, с четверть часа, «сливали» его, т.е. зачерпывали половником и выливали обратно. От такой процедуры чай насыщался кислородом. Когда он остывал, отцеживали и бросали в байдару горячие камни», пишет Д.К. Логиновский в работе «О быте казаков в Забайкалье». В Сибири же в более позднее время появилось жаргонное наименование крепкого чайного отвара – чифирь. Оно является производным от местного сибирского слова «чихирь», означающее испорченное прокисшее вино или вообще темное дурманящее питье. (В.А.Липинская «Чай в русской культуре»).

Развилась в Сибири и чайная кулинария, свойственная кочевым народам. «В быту русских сибиряков появились различные варианты приготовления местных блюд из чая. Например, в карымский зеленый чай вливали забелку из молока, масла и яиц, а в черный чай – молоко со сметаной. В постные дни делали заправку с натуральным конопляным семенем или соком (молочком).

Сложные и высококалорийные напитки и блюда на основе чайного отвара требовались для восстановления энергетических ресурсов организма в суровых климатических условиях сибирского региона, — пишет исследователь В.А. Липинская. — У коренного народа Сибири, в тех местах, где в хозяйстве какое-либо место занимало земледелие, популярен был толченый ячмень — талкан. С ним готовили различные блюда на основе чайного отвара. От бурят заимствовали хурчу — чай заправкой, для которого служила пшеница».

В якутском варианте заправки, также воспринятом русскими, готовили затуран из муки, тарелку которой высыпали в деревянную посуду, заливая 2 стаканами чая, добавляли туда выжарки сала или рыбий жир, перемешивали, ставили распариться в печь и высушивали. (2)

«Если традиционные травяные чаи и сборы использовались нередко как целебные и тонизирующие средства, то китайский чай занимал высокое место в системе материальных ценностей XIX- начала XX в., его употребление способствовало росту престижа семей», — пишет Е.Ф. Фурсова в работе «Традиции сибирского чаепития в конце XIX- нач. XX века».

Сегодня, огладываясь на историю Сибирского чайного пути, становится ясно, что люди, сопричастные чаю, были настоящими пионерами-первооткрывателями, бесстрашно отправляющимися в неизведанные края, пробующие на себе все новые открытия. Именно благодаря их рискованности, интересу и предпринимательской жилке, чай глубоко вошел в быт и традиции сибиряков, изменил облик городов, через которые его везли, наложил определенный отпечаток на развитие их культуры и образования. А итогом этой вехи в истории нашего края стала потребность сибиряков в чае, чайном общении и просто любовь к напитку. n

Материалы:

  • Дополнения к актам историческим, собранным Археографической комиссией. 1692. Т.Х.с.
  • Гущина С.Ф. Материалы о народной кулинарии: русское население Тункинского края, журнал «Живая старина», Иркутск. №7, 1928 г.
  • Е.Ф. Фурсова «Традиции сибирского чаепития в конце XIX- нач. XX века» (Сборник «Хмельное и иное. Напитки народов мира»
  • А.П.Субботин «Чай и чайная торговля в России и других государствах» 1892 г.

Автор: Светлана Никитина
Источник: http://teabrothers.ru


Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Обсуждение закрыто.